География мировой черной металлургии

Железо во всех его разновидностях (чугун, сталь и прокат из нее) было и остается главным массовым конструкционным материалом в современном мировом хозяйстве. Вытеснив древесину в ряде стро­ительных производств, соперничая с цементом и взаимодействуя с ним (железобетон), испытывая давление новых видов конструкцион­ных материалов (полимерных, керамики), оно пока сохраняет роль лидера. Главная область применения черных металлов по-прежнему машиностроение, где возможности их эффективного использования продолжают расширяться, в частности благодаря покрытию стальных изделий полимерными пленками и металлами (цинк, олово), повы­шающими их коррозионную стойкость.

Черная металлургия сильно зависит от многих других отраслей народного хозяйства. Ее сырьевая база — продукция горнодобываю­щей промышленности (железная руда, известняки, огнеупоры), топ­ливной (коксующийся уголь, природный газ) и электроэнергетика. Цветная металлургия обеспечивает поставку легируюших компонен­тов для разнообразных сплавов. Народное хозяйство — важнейший источник получения лома и других отходов для их вторичного ис­пользования в металлургических переделах. Технологически черная ме­таллургия тесно связана с некоторыми химическими производствами (коксование угля, использование кислорода и ряда инертных газов в процессах плавки металлов и т.д.). Большие объемы используемого сырья, получения готовой продукции и полупродуктов обусловливают их массовые перевозки разными видами транспорта.

Производство черных металлов, добыча и переработка сырья от­носятся к экологически опасным. Помимо выбросов газов в атмосферу и загрязнения водоемов образуется много неутилизуемых отходов. Наиболее вредные — канцерогены коксохимического процесса, до­менные выбросы, газы и пыль при агломерировании руды, конвертерного и других плавильных агрегатов, шлаки всех металлургических переделов. Использование больших количеств воды, изменение тем­пературы после участия ее в металлургических процессах и попадание в нее их отходов приводит к химическому и температурному нару­шению режима естественных источников водоснабжения.

С экономических позиций черная металлургия стала одной из самых малодоходных отраслей современной обрабатывающей про­мышленности. Развитие всех ее производств требует очень больших капитальных вложений, что обусловлено технологией выпускаемой продукции — ее большими объемами, оснащением предприятий до­рогостоящим оборудованием, созданием развитой заводской инфра­структуры. На современных предприятиях отрасли до 15-20% общих капиталовложений приходится направлять на обеспечение экологи­ческой чистоты работы металлургического предприятия. В развитых странах мира требования к экологической безопасности все более ужесточаются.

Вложенные капиталы возвращаются более медленно, чем в других отраслях. Такой инвестиционный климат в отрасли далеко не соот­ветствует ее роли в индустрии любой страны: удельный вес черной металлургии обычно не превышает 4-7%. Основная продукция чер­ной металлургии имеет сравнительно невысокую цену — от 20 до 400 долл. за одну тонну. Это гораздо меньше, чем в любой другой отрасли обрабатывающей промышленности. Поэтому идут постоян­ные поиски путей повышения эффективности за счет внедрения новых видов оборудования, разработок более совершенных техноло­гий во всех металлургических процессах, компьютеризации послед­них, особенно в сложных переделах (доменном, прокатном).

Путь повышения рентабельности черной металлургии, как пока­зывает мировая практика, — существенные изменения ее отраслевой и территориальной структуры, отказ от традиционного комбиниро­вания отдельных производств, повышение их специализации, сокра­щение за этот счет величины предприятий и объемов выпускаемой ими продукции. Все это приводит к большим межрегиональным, межстрановым и внутристрановым сдвигам в размещении отрасли и ее производств. Они стали особенно заметны в эпоху НТР, способствуя формированию новой географии черной металлургии.

Воздействие НТП в отрасли избирательно в зависимости от ре­шения конкретных задач и проблем в тех или иных производствах. В процессах облагораживания железной руды доминирующим стало получение металлизированных окатышей. Это улучшило качество руды для выплавки чугуна, а метод прямого восстановления из них железа вообще позволяет отказаться от доменного производства. В сталеплавильной промышленности широко внедрилась высокоэф­фективная кислородно-конвертерная выплавка металла, непрерыв­ная разливка стали. В прокатном переделе особое значение приобрел «четвертый передел», существенно повышающий качество конечной для черной металлургии продукции.

Инновационные процессы заметно отразились на организации отрасли на всех уровнях, и прежде всего предприятий, оказав влияние и на другие отрасли народного хозяйства. Производство окатышей упростило перевозку этого железорудного сырья морским транспор­том и обусловило большой территориальный разрыв между базами добычи сырья и предприятиями-потребителями. Получение проката высокого качества, с высокой точностью размеров неизмеримо уве­личило круг потребителей такой продукции, особенно в машино­строении.

Непрерывный спрос всех отраслей мирового хозяйства на черные металлы определил стремительное увеличение номенклатуры продук­ции отрасли. Так, если сортов и марок чугуна насчитывается всего несколько десятков, то стали — уже несколько тысяч. Количество же изделий прокатного производства в развитых странах достигает не­скольких десятков тысяч видов, типов, размеров. Это обусловило не­обходимость их выпуска зачастую в сравнительно небольших объемах на узкоспециализированных предприятиях «четвертого передела», интенсивный внешнеторговый обмен такими видами продукции между многими странами.

Изменившаяся технология производства, типы используемого оборудования, характер спроса на продукцию отрасли сопровождался широкомасштабной реконструкцией и модернизацией предприятий: в доменном производстве сооружение гораздо более мощных домен; в сталелитейном — отказ от бессемеровского и мартеновского про­цессов выплавки стали, старого оборудования по ее разливу. Это спо­собствовало формированию нового состава предприятий. Традици­онное комбинирование всех металлургических переделов стало ис­пытывать все большее воздействие процессов специализации метал­лургических заводов.

Особенно сильное воздействие на состав предприятий оказало со­здание мини- и мидизаводов мощностью в 0,1-1,0 млн т металло­продукции в год. Эти предприятия малой и средней мощности менее капиталоемки, сроки их строительства короче, инфраструктура проще, занятых на них меньше, у них лучше экологические условия производства. Такие узкоспециализированные заводы неполного металлургического цикла обычно вырабатывают качественные стали и разнообразный сложный прокат. Они для своих электродуговых печей обычно используют ресурсы местного металлолома, а выпускаемый ими прокат высокой стоимости расходится в стране и за ее пределами.

В черной металлургии всегда господствовали крупные компании, обладающие необходимыми средствами для инвестиций в строитель­ство новых предприятий и техническое перевооружение старых. Они легче преодолевают неустойчивость мирового рынка черных метал­лов, его затоваривание, быстрее внедряют инновационные виды про­дукции. Предприятия отрасли в разных странах имеют неодинаковую форму собственности. В одних они полностью принадлежат частным владельцам, акционерным компаниям, в других — государству. Име­ются и смешанные государственно-частные. Нередко ими владеют совместно национальный и иностранный капиталы.

Черная металлургия исторически складывалась как отрасль инду­стрии с очень большой мощностью оборудования. Особенно велика концентрация в выплавке чугуна и стали, где сам характер производ­ства определяет очень крупные агрегаты, мощность которых продол­жает расти. В прокатном производстве, особенно на заключительных стадиях четвертого передела, она значительно меньше. Именно в нем быстро растет количество малых и средних предприятий, которые со­здают фирмы, мало связанные организационно с крупнейшими ме­таллургическими монополиями.

В эпоху НТР снижение металлоемкости народного хозяйства за счет существенного повышения качества металла, конкуренции пластмасс и синтетических смол, ряда цветных металлов оказало сильное воздействие на все развитие черной металлургии и изменение всех ее отраслевых структур.

Структуру черной металлургии определяет ряд разнородных про­изводств, сильно отличающихся характером вырабатываемой в них продукции, техникой и технологией ее получения, направлением ис­пользования как в самой стране, так и за ее пределами. В структуре отрасли выделяются сырьевые производства (добыча и обогащение же­лезной руды, ее агломерирование, сбор металлического лома и под­готовка его к переплаву); полупродуктовые переделы (выплавка чугуна и доменных ферросплавов, стали и ее сплавов). Особое, определяю­щее значение имеют конечные переделы — получение проката и отли­вок из чугуна и стали. Добычу руд легирующих металлов, коксующегося угля, огнеупоров и других вспомогательных материалов в большинстве стран мира относят к другим отраслям индустрии.
Прогрессивные сдвиги в развитии черной металлургии отражает соотношение выплавки стали и чугуна. Растущее преобладание вы­плавки стали — результат увеличивавшегося спроса на прокат в ма­шиностроении и строительстве. В начале века — в 1913 г. — чугуна производили в мире в 1,04 раза больше, чем стали. В 1950 г. стали получали уже в 1,67 раза больше, чем чугуна, так как выплавка была сосредоточена в немногих промышленных государствах мира. Созда­ние крупного производства черных металлов во многих новых инду­стриальных странах в 1950-1995 гг. привело к снижению этого коэф­фициента до 1,43 (по развитым государствам он остается высоким: в Италии — 2,37, в США — 1,87 и т. д.). В России в 1995 г. коэффици­ент упал до 1,28 (в СССР в 1990 г. он был 1,4). В КНР острый дефицит черных металлов, особенно стали и проката из нее, стимулировал вы­плавку литейного чугуна, что привело к уменьшению коэффициента в 1995 г. до 0,91.

Сырьевая база черной металлургии мира. Железная руда — основ­ной исходный вид сырья в отрасли. В последние десятилетия освоены процессы использования руды для непосредственной выплавки стали, минуя стадию получения чугуна, что еще более увеличило роль же­лезной руды во всем металлургическом производстве. Железная руда остается одним из самых массовых видов продукции мировой горно­добывающей промышленности: по объемам добычи она уступает только углю, нефти и природному газу. Вместе с тем проблемы ее добычи, обогащения и транспортировки являются более трудными, чем этих энергоносителей.

Запасы разведанных железных руд в мире постоянно увеличиваются по мере развертывания геологоразведочных работ. Так, мировые за­пасы разведанных и разрабатывавшихся железных руд в 1922 г. оце­нивались в 35,5 млрд т, а вероятных в 98,2 млрд т. В начале 90-х гг. общегеологические запасы по разным оценкам составляли от 400 до 800 млрд т, из которых на разведанные приходилось 150-185 млрд т. Таким образом, несмотря на интенсивное извлечение железных руд, достигающее в последние годы 1 млрд т, их разведанные ресурсы в мире не только не уменьшились, но в целом существенно возросли.
Значение отдельных стран и регионов мира в общегеологических запасах железных руд неодинаково. Более 28% их находится в госу­дарствах Восточной Европы, преимущественно в СНГ (Россия, Ук­раина), до 17% — в Азии (КНР, Индия), по 16% — в Южной Америке (Бразилия) и Африке, 13% — в Северной Америке (США, Канада) и по 5-6% в Западной Европе и Австралии. География запасов желез­ной руды по регионам и странам мира далеко не совпадает с потреб­ностью в ней у целого ряда государств, зачастую полностью лишенных разрабатываемых месторождений этого сырья, но имеющих крупную черную металлургию (Япония, ФРГ, Республика Корея и др.).

Содержание железа в рудах разных месторождений колеблется в широких пределах: к богатым относятся руды с содержанием железа более 50%, к рядовым — от 25 до 50% и к бедным — до 25%. В раз­витых странах мира месторождений богатых руд мало: в Западной Европе такие ограниченные по запасам руды практически имеются только в Швеции (60-65% железа). Подавляющая часть рудных ре­сурсов региона бедные. Поэтому многие страны (Великобритания, ФРГ, Бельгия и др.) в 80-е гг. вообще прекратили их разработку. Даже Франция с крупнейшими в регионе запасами в 1993 г. свернула до­бычу железной руды. Ухудшилось качество добываемого железоруд­ного сырья и в Северной Америке. В США лучшие по качеству мес­торождения уже почти выработаны и теперь используются в основном рядовые руды (до 50% железа). Лишь Канада и Мексика еще распо­лагают богатыми рудами (61-63% железа).

Та же ситуация сложилась и в странах Восточной Европы, где сред­нее содержание железа в извлекаемых рудах в России и Украине со­ставляет около 40%. В Азии богатая руда добывается в Индии (до 63% железа), а КНР вынуждена разрабатывать преимущественно свои бед­ные руды. Такие страны с развитой черной металлургией, как Япония и Республика Корея, не имеют своих ресурсов железных руд.
Все это предопределило быстрое перемещение железорудного производства в другие страны разных регионов мира. Качество руды там значительно лучше (в Бразилии до 68% железа, в Австралии и Венесуэле — 64, Индии — 63, ЮАР — 60-65%). Они имеют крупные запасы для развертывания мошной железорудной промышленности. В 1938 г. на долю этих стран приходилось только 16% всей мировой добычи железной руды, в 1970 г. — уже 35%, в 1995 г. — более 55%.

Внедренные в странах Западной Европы и США новые научно-технические методы обогащения бедных и рядовых руд позволили по­высить качество продукта. Так, процессы агломерации вовлекли в обо­рот мелкозернистые руды и сделали их пригодными для домен высокой мощности. Но рудный агломерат малотранспортабелен и изготовлялся только в районах металлургии. Гораздо большее значение для обога­щения всех типов руд имело освоение производства железорудных ока­тышей с содержанием металла до 65-70%. Они отличаются высокой транспортабельностью и помимо доменного процесса нашли новую сферу применения — в прямом восстановлении железа. Это обуслови­ло переход к широкому их получению, особенно на экспорт.

В географии железорудной промышленности мира в XX в. про­изошли кардинальные сдвиги. Вплоть до Второй мировой войны Западная Европа оставалась ведущим регионом в добыче же­лезной руды: в 1913 г. — 55%, в 1938 г. — 40% (Северная Америка со­ответственно 35 и 20%). После Второй мировой войны в 1950 г. Се­верная Америка дала 43% железной руды в мире (Западная Европа 30%). В 70-80-е гг. вперед вышли три региона: Южная Америка, Азия и Восточная Европа с долей в мировой добыче каждого из них от 20 до 30%, а также Австралия. Их лидерство сохранилось вплоть до 1995 г. Западная Европа и Северная Америка суммарно добывают железной руды меньше, чем одна Австралия. Еще большие изменения произо­шли в добыче руды по странам.

Все более важным видом сырья становится лом черных металлов. Каждая тонна лома экономит примерно такое же количество чугуна и соответственно необходимые для его получения железную руду и кокс. Металлофонд народного хозяйства развитых государств огромен и исчисляется сотнями миллионов и даже миллиардами тонн. Его источники — амортизационный лом (идущие на слом машины, обо­рудование, здания и т.д.); производственный лом (отходы металло­обработки) и оборотный лом (отходы разливки стали). Проблема фор­мирования ресурсов лома (сбор, подготовка к переплаву) — одна из главных задач металлургии мира.

Мировой рынок лома определяется внутри каждой из стран имею­щимися ресурсами в зависимости от уровня развития хозяйства. Эти ресурсы лома очень неодинаковы в отдельных странах, но в целом они весьма велики. Потребности в ломе черных металлов в мире в 1995 г. достигали 385 млн т. Из этого вторичного сырья было выплавлено во всех странах 40% стали. Выгоды от переработки лома в электродуговых печах и в кислородных конвертерах увеличивают спрос на него. Поэ­тому во внешней торговле участвует сравнительно ограниченное ко­личество лома: около 5-7% образующихся его ресурсов.

Производство металлургического кокса. Получаемый из коксую­щихся углей кокс является топливом и восстановителем железной руды при выплавке чугуна. Кокс — первый по затратам компонент в доменном процессе. Его поставляют коксохимические цехи в метал­лургической или в топливной промышленности. Несмотря на воз­никновение нового направления получения стали в бескоксовой (или бездоменной) металлургии, абсолютная роль кокса в мире не умень­шается. Его производство вынуждены создавать для своей металлур­гической промышленности даже лишенные ресурсов коксующихся углей страны, импортируя их в большом количестве.

Достижения НТП способствовали резкому уменьшению расход­ных норм кокса на выплавку чугуна. Так, в 1938 г. в мире средний расход кокса на 1 т чугуна составлял более 1,68 т, к I960 г. он сокра­тился до 1,09 т, а в 1990 г. был всего 0,66 т. Повышение качества же­лезной руды, совершенствование технологии и техники выплавки чу­гуна позволили уменьшить удельные расходы кокса более чем в два раза. Поэтому выжиг кокса с 70-х гг. в мире стабилизировался на уров­не 350-360 млн т, несмотря на рост выплавки чугуна. В США и ряде стран Западной Европы производство кокса даже снизили в 2-3 раза.
Размещение производства кокса за 1938-1995 гг. претерпело боль­шие изменения. В довоенном 1938 г. располагавшая ресурсами кок­сующегося угля Западная Европа была ведущей в мире по получению кокса, давая более половины (55%). После Второй мировой войны первенство перешло к богатой углем Северной Америке: в 1950 г. 40% кокса в мире. В 1990 г. лидером коксового производства стала Азия — 43%, а в 1995 г. ее доля увеличилась до 55%. Значительные сдвиги в роли продуцентов кокса произошли по отдельным странам: до Второй мировой войны выделялась Германия, после войны до 1961 г. — США, затем до 1991 г — СССР, а после 1991 г. — КНР.

Легирующие металлы необходимы для получения ферросплавов, низколегированных (содержащих до 2,5% легирующих металлов), среднелегированных (2,5-10%) и высоколегированных (свыше 10%) сталей. В целом по сравнению с основным металлом — железом — использование легирующих металлов невелико. Среди них лишь мар­ганец, хром и никель производят в мире в количествах более 1 млн т каждого. Остальные металлы этой группы используются в гораздо меньших количествах, иногда только сотнями килограммов. Поэтому объемы добычи руд легирующих металлов и производство самих ме­таллов на размещение черной металлургии воздействия почти не ока­зывают.

Большинство ведущих государств по производству продукции черной металлургии не обеспечены всеми видами легирующих ме­таллов, а порой, как например Япония, не имеют их. Как правило, они располагают в достаточном количестве лишь некоторыми из них: Бразилия и Украина — марганцем, Россия и Канада — никелем, Бра­зилия и Индия — хромом, КНР — вольфрамом, США — молибде­ном. Зависимость от импорта хрома, марганца и кобальта или сырья для их получения в Западной Европе составляет 100%, никеля 99, вольфрама 70%. В США она достигает 70% по никелю и вольфраму, по хрому 75, кобальту 95 и марганцу 100%. Очень высока обеспечен­ность этими и некоторыми другими легирующими металлами России и КНР, они являются наряду со странами Африки, Южной Америки экспортерами ряда легирующих металлов.

Производства металлургического комплекса. Выплавка чугуна — сплава железа с углеродом — первая стадия непосредственного получения металла в отрасли. Из выплавляемого в доменных печах чу­гуна производят около половины всей стали в мире. В зависимости от дальнейшего использования в домнах выплавляют передельный (белый) чугун, применяемый для передела в сталь. На него приходится подавляющая часть чугуна (свыше 85%). Литейный (серый) чугун — важный конструкционный металл, идущий на изготовление всевоз­можных фасонных отливок. Продуктами доменного производства яв­ляются также некоторые ферросплавы, например, чугун с большим со­держанием кремния, марганца (ферросилиций, ферромарганец и др.).

Доменный процесс — самый материалоемкий в основном металлур­гическом цикле. На выплавку 1 т чугуна расходуется не менее 3 т железорудного сырья, топлива, известняков, до 30 м3 воды, природ­ный газ, кислород. Для повышения эффективности производства чу­гуна, уменьшения расходов материалов и топлива первоочередной проблемой было и остается применение высококачественной желез­ной руды. Экономический эффект достигается также за счет увели­чения объема доменных печей. Это позволяет значительно уменьшить инвестиции на сооружение домны, снизить себестоимость чугуна, улучшить технологический процесс, сократить расходы топлива. За послевоенные годы максимальные объемы домен в мире возросли с 1500 до 5000 м3. Современная домна способна за один год дать 4-4,5 млн т чугуна, что сопоставимо с выплавкой чугуна в одной из таких стран, как Австрия, Турция или Мексика.

Сложные экономические, и особенно экологические проблемы обусловили большие изменения в географии доменного производства. Наряду с локальными сдвигами в размещении заводов с доменными цехами (перемещение их из старых районов черной металлургии на пути поступления импортного сырья в прибрежных пунктах примор­ских стран) произошли и крупные межрегиональные изменения. Главный результат таких миграционных процессов в отдельных частях света — уменьшение роли старых промышленно развитых стран в по­лучении чугуна. За 1950-1995 гг. суммарная доля Западной Европы и Северной Америки уменьшилась (несмотря на организацию этого производства в новых странах данных регионов) с 75 до 31% в мире.

Выплавка чугуна в 60-70-е гг. все в большей степени росла в про­цессе индустриализации стран Восточной Европы, а в 80-90-е гг. в Азии. Суммарная доля этих регионов в мире за те же годы увеличилась с 20 до 60%. Это обусловило глобальные изменения в географии чер­ной металлургии. Коренные изменения произошли в выплавке чугуна по отдельным странам: в 1970-1990 гг. лидером был СССР, а в 90-е гг. им стала КНР. На фоне этих кардинальных сдвигов мало менялась роль остальных регионов мира — Африки, Южной Америки и Австралии. За 45 лет их доля в производстве чугуна в мире возросла всего лишь с 3,6 до 9%, хотя они дают 31% добываемой в мире же­лезной руды и более 10% коксующихся каменных углей.

Производство стали — промежуточная стадия металлур­гического цикла. Сталь всего лишь полупродукт, предназначенный для дальнейшего передела в прбкат, идущий непосредственно в другие отрасли хозяйства. Каждый из потребителей предъявляет свои тех­нические требования к качеству прокатных изделий из разных сортов стали. Различают обыкновенную (рядовую), качественную и высоко­качественную сталь. Технические свойства стали определяются со­держанием в ней легирующих добавок и углерода: низкоуглеродис­тая, высокоуглеродистая (инструментальная). Объемы их получения разные, но непрерывно растет выпуск качественных сталей. Так, ми­ровое производство нержавеющей стали за 1960-1995 гг. увеличилось с 2 до 15 млн т, т.е. росло в 3,5 раза быстрее выплавки всей стали.

Технический прогресс постоянно менял методы получения стали. В XIX в. и первой половине XX в. последовательно сменили друг друга бессемеровский, томасовский и мартеновский процессы. Внедрение двух первых определялось составом руд и получаемого из них чугуна для передела в сталь. Возникший во второй половине XIX в. марте­новский метод был универсальным, независимым от качества чугуна и позволял выплавлять сталь разного качества (в СССР в годы инду­стриализации он был основным и все еще остается таковым на ряде предприятий России).

С развертыванием НТР наиболее эффективными в сталеплавиль­ном переделе оказались два процесса. При кислородно-конвертерном способе из расплавленного чугуна и лома сталь получают за 30-35 мин вместо 6-8 ч плавки в мартеновской печи. В дуговых электропечах из лома и чугуна процесс плавки требует 50-70 мин. Поэтому в середине XX в. началось быстрое и широкое внедрение кислород­но-конвертерного способа. К 1997 г. его доля в производстве стали в мире достигла 60%. Мартеновские лечи теперь дают в мире всего 7% стали, и их быстро выводят из эксплуатации.

Сооружение кислородно-конвертерных цехов с одновременным демонтажем мартеновских требует больших капитальных затрат. Поэ­тому даже промышленно развитые страны с мощной металлургией вели реконструкцию на протяжении четверти века: Япония завершила переход на конвертерный способ получения стали в начале 70-х гг., ФРГ, Великобритания и Франция — к началу 80-х, а США только к 90-м гг. В России и КНР он все еще продолжается. Конвертерный способ коренным образом изменил всю структуру сталелитейной про­мышленности мира в целом и отдельных стран. В США на него при­ходится 61% выплавляемой стали, во Франции — 64, Японии — 68. Великобритании — 74, ФРГ — 76, а в Люксембурге — 100%.

Электросталеплавильный — второй по значению процесс в про­изводстве стали. Его развитию способствовали сравнительно неболь­шие затраты даже на крупные электродуговые печи, быстрый их ввод в строй, широкое использование лома. Росту получения электростали благоприятствовало сооружение многих миди- и минизаводов. Это обусловило экономические выгоды от внедрения данного процесса (доля электростали в мире — 33%). Значительное влияние оказывает и величина стоимости электроэнергии, особенно на ГЭС. В странах молодой черной металлургии (о. Тайвань, Республика Корея, Брази­лия и др.) на электросталь приходится от 50 до 100% выплавки ме­талла, а в основных странах — продуцентах стали (Япония, США, го­сударства Западной Европы) от 24 до 40% (Италия — 58%).

В сталеплавильном производстве особое значение приобрел эко­номически эффективный метод непрерывной разливки стали. Его ус­тановки впервые были разработаны и внедрены в СССР и получили широкое распространение в мире. Они сокращают отходы производ­ства («обрези») на 20-30%, уменьшая затраты на их переплавку. В 1995 г. этим методом в мире разливалось 76% всей стали. В Японии, Франции, ФРГ, Италии на установках непрерывной разливки стали (УН PC) разливали всю выплавленную сталь.

Новой технологией революционного значения для черной метал­лургии является получение стали непосредственно из металлизированных окатышей, минуя выплавку чугуна. Экономические и экологические преимущества этого процесса (прямого восстановления железа — ПВЖ) очевидны. Темпы роста производства способом ПВЖ значительно выше, чем доменного: в 1995 г. в мире было получено 31 млн т металла. Установки ПВЖ требуют значительного количества энергии (преимущественно природного газа). Это стимулировало размещение их в избыточных по топливу странах и регионах. На Азию приходится 40% полученного по этой технологии металла, Южную Америку — 35%. В крупных продуцентах стали в Северной Америке, Западной Ев­ропе, а также в России возникли лишь отдельные опытные заводы.

Как и в производстве чугуна, в мировой географии получения стали произошли большие изменения. Новые технологии выплавки стали, особенно на малых предприятиях, позволили размещать их вне старых традиционных центров и районов металлургической промыш­ленности развитых стран мира. Очень сильное влияние они оказали на создание сталеплавильных предприятий в новых индустриальных странах, где их сооружали в малоосвоенных в промышленном отно­шении местностях, зачастую не располагавших первичным сырьем для металлургического производства. Так, значительное количество стали (до 2,5 млн т в 1995 г.) дает Саудовская Аравия.

За 1950-1995 гг. главным результатом сдвигов в географии миро­вой сталеплавильной промышленности был ее мощный рост в странах Восточной Европы и Азии. Их суммарная доля в выплавке стали уве­личилась с 22 до 55%. Однако темпы роста были мень­ше, чем в получении чугуна в этих регионах, что объясняется более узким рыночным спросом на сталь в условиях недостаточно развитого машиностроения. Одновременно более чем вдвое снизился удельный вес западных регионов — с 77 до 37%. В Южной Америке, Африке и в Австралии выплавка стали росла быстрее, чем чугуна: там появились также крупные продуценты металла. Существенные сдвиги произо­шли в получении стали среди стран мира. Длительное лидерство США завершилось в середине 70-х гг., когда первенство перешло к СССР и удерживалось им до 1991 г. С распадом СССР вперед вышла Япо­ния, а с 1997 г. — КНР.

Прокат — конечный (выходной) продукт заключительной стадии всего цикла черной металлургии. Его стоимость в 2-5 и более раз превышает стоимость стали, он идет непосредственно по­требителям во все отрасли народного хозяйства. Прокат — главный товар внешней торговли продукцией черной металлургии. Мировая статистика не приводит стоимостных показателей выпущенного про­ката, ограничиваясь только его весом. Изделия из проката очень раз­нообразны, их состав — сортамент — в странах развитого машино­строения достигает 20-30 тыс. наименований и продолжает расти и обновляться в зависимости от требований рынка. Главные виды прокатного производства следующие:

  • листовой металл (особенно ценен тонкий лист до 3 мм — до 30-45% всего проката в разных странах);
  • сортовой металл — круглый, фасонный и т.д. (10-30% прокат­ной продукции);
  • заготовки для сварных труб и сами трубы — цельнокатаные и др. (5-10%);
  • катанка — горячекатаная проволока (3-8%);
  • железнодорожный прокат — рельсы и др. (4-5%).

В настоящее время исключительное значение для ряда отраслей машиностроения, прежде всего электронной, приборостроительной и других, приобрел прецизионный прокат, отличающийся очень вы­сокой точностью размеров.

Трубопрокатное производство в связи с развитием трубопроводно­го транспорта очень крупное: в 90-е гг. изготовляли ежегодно 66-70 млн т, из которых 1/2 приходилась на сварные (15% большого диа­метра), а 1/3 — цельнотянутые. Главные продуценты труб в 1990 г. — СССР (более 1/4 в мире), Япония (1/6), КНР, ФРГ и США. Создание мощного трубного производства в СССР было вызвано большой по­требностью в них для перекачки нефти и газа в 60-70-е гг. и отказом за­падных стран в условиях холодной войны поставлять их нашей стране.

Научно-технический прогресс улучшил качество проката (нане­сение защитных покрытий и других металлов, пластмасс, лаков), по­зволил создать производство гнутых профилей проката и т.д. Это су­щественно повышает качество изделий из проката.

Регионы черной металлургии

Особенности важнейших регионов черной металлургии четко вы­являются при анализе структурно-географических сдвигов в отрасли. Произошли глубокие изменения в структуре ее отдельных производств. Главные тенденции — повышение качества продукции (и соответст­венно цены) всех металлургических переделов, уменьшение энергети­ческих и других затрат на ее получение. Одновременно непрерывно растет спрос на все более широкий ассортимент финальных стадий ме­таллургического цикла. Произошел отказ от разработок месторожде­ний сырья низкого качества, переход к созданию предприятий неболь­шой мощности вместо традиционных крупных комбинатов.

В развитых странах рыночного хозяйства за восстановлением и подъемом отрасли в первые послевоенные десятилетия последовали глубокие спады в 70-80-е гг. Они явились следствием нефтяных кризисов тех лет, резко сокративших спрос на металл. В этих странах выплавка стали в отдельные годы уменьшалась на 60-70 млн т, что соответствует уровню ее получения в государстве с крупнейшей ме­таллургической промышленностью.

Западная Европа — старейший регион металлургической про­мышленности мира — остается одним из ведущих по уровню разви­тия отрасли. Исчерпав свои ограниченные ресурсы сырья или отка­завшись от добычи низкокачественной руды, он был вынужден в послевоенные годы начать широкую структурную перестройку своей черной металлургии. Главные районы и центры отрасли в Германии, Франции, Великобритании, кроме того, испытывали тяжелую эколо­гическую нагрузку металлургических предприятий. В результате за 1938-1995 гг. доля Западной Европы в мире по выплавке чугуна уменьшилась более чем вдвое (с 48 до 19%), а стали с 42 до 21%. Особенно сильно сократилась доля кокса — с 55 до 11% в мире, а добычи железной руды в десять раз (с 40 до 4%).

В итоге структурных изменений в настоящее время сложилась новая специализация большей части стран региона — на получении качественных сталей (например, Западная Европа дает почти 1/2 нержавеющей) и изготовлении разнообразного, в том числе прецизи­онного, проката для мощного машиностроения (около 20% проката по весу в мире и до 25-27% по его стоимости). Все это привело к формированию новой географии черной металлургии региона, кото­рая наиболее четко проявилась на территории его крупных стран. Среди них сменились лидеры: наряду с ФРГ ведущей в отрасли стала Италия, не располагающая вообще никакими видами сырья и топлива для получения металла. Суммарно на обе страны приходится более 2/5 выплавки чугуна и стали в регионе.

Роль Северной Америки в мировой черной металлургии определяют США. Располагая значительными ресурсами железной руды, некото­рыми видами легирующих металлов и богатыми запасами коксую­щихся углей, страна на протяжении многих десятилетий не испыты­вала трудностей в развитии отрасли. Ряд легирующих металлов ей поставляет Канада. Постоянный спрос на черные металлы предъяв­ляли металлоемкие отрасли машиностроения, особенно транспорт­ного, широкий размах строительства, прокладка дорог и т.д. Он силь­но возрос в годы Второй мировой войны и после нее в связи с раз­вертыванием производства вооружений.

Заняв в те годы ведущие позиции по уровню развития отрасли в мире, регион сохранял свое лидерство в течение ряда послевоенных десятилетий. Так, США удерживали мировое первенство в добыче железной руды до 50-х гг., в получении кокса и чугуна до 60-х, а по выплавке стали до 70-х гг. Изменение роли США и в целом региона в мире было обусловлено структурной перестройкой отрасли, под­нявшей ее на новый высокий технологический, технический и орга­низационный уровень. Использование достижений НТП позволило преодолеть уменьшение и ухудшение качества собственных ресурсов сырья, добиться эффективного использования импортной дальнепри­возной железной руды. Резко возрос и импорт дешевых чугуна и про­ката из Мексики, других стран разных регионов.

В США впервые началось создание передельных мини- и мидизаводов в отрасли — в 1996 г. на них было выплавлено 42% стали в стране. Техническая и технологическая политика привела к ликви­дации мартеновского производства, учитывая размеры отрасли, позже, чем в других странах, но доля получения электростали выше (39%), чем в ФРГ или Японии. Структурные сдвиги сопровождались уменьшением получения металла, но это компенсировалось повыше­нием его качества. В связи с этим изменилась и роль региона в ми­ровой металлургии: за 1950-1995 гг. доля его упала по железной руде с 43 до 16%, по коксу с 41 до 8%, по чугуну с 47 до 12% и стали с 48 до 16%. США стали сокращать производство рядовых сортов проката, импортируя его как из стран-соседей, так и из КНР, Европы.

Современный этап развития мировой черной металлургии характе­ризуется бурным ростом отрасли в целом ряде стран Азии и Южной Америки, ставших на путь быстрого индустриального развития. Они становятся мощными конкурентами стран Западной Европы, США.

Азия превратилась в ведущий регион черной металлургии мира по объемам получения всех главных видов продукции отрасли». Япония, а вслед за ней КНР, Республика Корея, Индия и о. Тайвань совершили мощный прорыв в ее развитии. В 1995 г. все государства региона сум­марно давали 50% кокса в мире, почти 45% чугуна, до 40% стали и проката. КНР и Япония являются крупнейшими в мире производите­лями черных металлов. Однако уровень развития отрасли очень неоди­наков в отдельных странах. Так, Япония по получению стали в расчете надушу населения (800 кг в 1995 г.) далеко опередила все крупные го­сударства Западной Европы и США. КНР не достигла даже низкого среднемирового показателя 125 кг. Это остается важным стимулом роста отрасли в КНР и других новых индустриальных странах Азии.

В регионе имеются разнообразные виды сырья и топлива для чер­ной металлургии. Однако степень обеспеченности ими неодинакова не только для отдельных стран, но и для Азии в целом. КНР распо­лагает очень большими ресурсами коксующихся углей и рядом легирующих, а также рассеянных металлов. Однако ее железные руды в основном низкого качества. Индия имеет месторождения богатых же­лезных руд, есть ресурсы коксующихся углей и ряда легирующих ме­таллов. Япония практически лишена всех видов металлургического сырья и топлива для обеспечения своей металлургии. Страны региона в известной степени могут взаимно покрыть свои потребности в этих видах сырья и топлива. Однако уже достигнутые объемы получения черных металлов настолько велики, что требуют привлечения недо­стающих ресурсов извне.

Особенность макроструктуры металлургии региона — большая роль первичных стадий цикла (добыча железной и руд легирующих металлов, получение кокса). Это наиболее дешевая продукция в от­расли, которая преобладает в КНР и Индии. В Японии, Республике Корея, на о. Тайвань на основе привозного сырья и топлива сложились мощные финальные стадии металлургии — выплавка стали и изго­товление проката. Сильны различия и в производстве чугуна и стали: в КНР до 1995 г. чугуна получали больше, чем стали (это свидетель­ствует о еще далеко не завершившемся структурном формировании отрасли); в Республике Корея, наоборот, стали выплавляли в 1,7 раза больше, чем чугуна.

Сильно различаются по странам региона технический и техно­логический уровни черной металлургии. Так, Япония уже в начале 70-х гг. полностью прекратила мартеновское производство, а КНР в 1996 г. все еще этим способом выплавляла до 15% стали. Хорошо обеспечен­ная топливом, занимающая второе место в мире по выработке элект­роэнергии КНР получает в электропечах только 22% стали, а лишен­ная энергоресурсов Япония — 32%. Эти показатели еще выше в Рес­публике Корея — 38% и на о. Тайвань — 47%. Среди этих новых стран-продуцентов особое место занял Китай, вырвавшийся в лидеры мира по выжигу кокса, выплавке чугуна в 1991-1993 гг. и по выплавке стали в 1996 г. Такая новая индустриальная страна, как Республика Корея по уровню развития отрасли превзошла любую из стран Западной Евро­пы, кроме ФРГ. При этом Республика Корея заметно приблизилась к последней по получению чугуна и стали и обогнала по коксу.

В Восточной Европе страны — члены СЭВ в 60-е гг. совершили пер­вый прорыв в мировой черной металлургии, заметно оттеснив запад­ные регионы в этой отрасли индустрии. Уже в 1970 г. регион по добы­че железной руды, получению кокса, чугуна и стали опередил и Север­ную Америку, и Западную Европу. В последующие годы рост черной металлургии Восточной Европы был еще значительнее. По производ­ству стали на душу населения Чехословакия, Румыния, СССР и Польша в 1,5-2 раза превосходили Францию, Великобританию, Италию или США. СССР вышел на первое место в мире по выплавке черных металлов, достигнув самого высокого в истории отрасли показателя развития для отдельной страны: в 1988 г. было выплавлено 115 млн т чугуна, 163 млн т стали, изготовлено 21 млн т труб.

Превращению Восточной Европы в ведущий регион черной ме­таллургии мира по объемам получения продукции отрасли способст­вовали:

  • тесное экономическое сотрудничество стран — членов СЭВ на основе совместных плановых мероприятий в черной металлургии;
  • большой спрос на продукцию отрасли в машиностроении, строительстве;
  • полная обеспеченность региона сырьем и топливом прежде всего за счет их поставок из СССР, а также использования ресурсов каждой из стран СЭВ.

Однако при стремительном росте объемов получения металлур­гической продукции запаздывали кардинальные структурные преоб­разования отрасли. Существенно отставало внедрение новой техни­ки и инновационных технологий. Так, в крупнейшей стране региона — в СССР выплавка стали в кислородных конвертерах в 1988 г. составля­ла 34% (в США — 58%), в электрических печах 13% (в США — 37%), непрерывная разливка стали 17% (в США — 60%). В ряде государств Западной Европы эти показатели были еще выше, чем в США.

Распад СССР и СЭВ привели к дезинтеграции стран Восточной Европы. Это нанесло большой ущерб их металлургии: объемы про­изводства упали в каждой из них в несколько раз. Так, выплавка стали в Российской Федерации (51 млн т, 1995 г.) снизилась до уровня ее получения в РСФСР в 1965 г., т. е. страна была отброшена на 30 лет назад. Украина по выплавке стали скатилась к уровню 1959 г. Общее состояние черной металлургии характеризуется низким использова­нием производственных мощностей (65-70%), высоким износом обо­рудования (50-60%) и низкой рентабельностью, которая составляет 4-5%. Это результат резкого снижения инвестиций в отрасль.

Развитые капиталистические государства восстановили былые ве­дущие позиции в мировой черной металлургии. Особенно заметно это проявилось в выплавке стали и получении проката, т.е. наиболее важных видов продукции отрасли.

Внешняя торговля товарами черной металлургии. Роль продукции отрасли в мировом экспорте невелика — около 3%. Это обусловлено невысоким уровнем цен на ее товары. Особенность отрасли: на экс­порт идут и сырье (железная руда и легирующие металлы), и конечная продукция (прокат). Роль промежуточных продуктов металлургии невелика. В 1995 г. на экспорт шло 45% всей добываемой в мире же­лезной руды (400 млн из 890 млн т), проката более 20%, а чугуна лишь 2%. На Бразилию и Австралию приходилось 65% всего мирового экспорта железной руды. Из 640 млн т изготовленного в мире проката экспортировалось около 140 млн т. Сложился широкий (чаще всего внутрирегиональный) межстрановой торговый обмен разными вида­ми проката. Избыточными по прокату были Восточная и Западная Европа, а дефицитны Азия (особенно КНР) и Северная Америка (США).


Буду благодарен, если Вы поделитесь этой статьей в социальных сетях: