Джеймс Кук: кругосветные путешествия

В 1768 г. Британское адмиралтейство приступило к организации южной тихоокеанской экспедиции; поводом для нее стали наблюдения за прохождением планеты Венера через солнечный диск 3 июня 1769 г.

Адмиралтейство считало, что начальником предполагаемой экспедиции должен быть не ученый, а опытный военный моряк. Речь шла сначала о разведке, для которой хватит одного судна. Поэтому, когда влиятельные люди, знавшие Джеймса Кука, предложили его кандидатуру, она была принята. Останавливало только его «низкое» происхождение: сын батрака, простой матрос, выслужившийся к сорока годам до чина лейтенанта, станет командовать офицерами-джентльменами. Но победили практические соображения. Кук не выдвигал перед адмиралтейством никаких условий. Он обладал всеми качествами, необходимыми для такой экспедиции: плавал в холодных, умеренных и тропических водах, у берегов, исследованных и малоизученных земель, был не только морским офицером, но и гидрографом и даже астрономом-практиком. Как видно из дневников и других записей Кука, ум у него был логический и пытливый, наблюдательность большая, рассуждение стройное. Из множества фактов он умел отобрать существенные, сопоставлял и противопоставлял их и приходил к выводам, делающим честь его проницательности. Кук согласился идти в такое далекое и опасное плавание не на большом военном или торговом корабле, а на обыкновенном грузовом судне, которое сами господа из адмиралтейства вряд ли тогда считали вполне подходящим для этой цели.

26 августа 1768 г. «Индевор» («Попытка») вышел из Плимута, 13 ноября прибыл в Рио-де-Жанейро и 7 декабря отплыл к югу. 16 января 1769 г. у юго-восточной оконечности Огненной Земли Кук укрылся от бури в бухте Буэн-Сусесо. Там он и его спутники высадились на берег, где впервые встретились с огнеземельцами. 21 января, когда буря утихла, «Индевор» оставил бухту, 25 января обогнул мыс Горн и 13 апреля стал на якорь у Таити. 3 июня при исключительно благоприятной погоде Ч. Грин произвел астрономические наблюдения над всеми фазами прохождения Венеры через диск Солнца. 26 июня — 1 июля Кук вместе с Д. Банксом на шлюпке обогнул весь остров. 9 июля Кук покинул Таити, взяв с собой смышленого полинезийца Тупию (Тупайю) и его мальчика-слугу. Тупия оказал во время плавания ценные услуги как проводник по Океании, как переводчик и часто как посредник между англичанами и полинезийцами. По его указаниям и благодаря карте, им вычерченной, 14 июля — 9 августа к северо-западу от Таити были открыты четыре небольших острова. Кук назвал эту группу островами Общества (в честь Лондонского Королевского общества); позднее к ним стали причислять ряд западных атоллов, затем Таити и южные острова. Пользуясь картой Тупии, Кук прошел на юг и 14 августа открыл небольшой остров Руруту, из цепи Тубуаи.

Кук сначала искал материк к югу от Таити и, не найдя здесь и признаков земли, 2 сентября повернул на запад. Пройдя в тридцатых широтах по «пустому» океану более 2,5 тыс. км, «Индевор» 8 октября 1769 г. подошел к неизвестной земле и три дня стоял на якоре в бухте «Поверти». В отдалении он отметил «очень высокие горы».

Джеймс Кук

Кук обследовал соседние берега и убедился, что перед ним большая земля, но не знал, остров это или часть Южного материка. 15 ноября 1769 г. Кук объявил о присоединении этой страны к британским владениям. 10 января 1770 г., после того как Кук обошел северо-западный выступ Новой Зеландии — полуостров Окленд, он заметил, что характер берега изменился: вместо унылой низменной и песчаной полосы «поверхность суши довольно высокая, много леса и зелени». Через три дня Кук увидел на небольшом полуострове гору Эгмонт (2518 м) с вершиной, в разгаре лета покрытой снегом, а 15 января вошел «в очень широкий и глубокий залив». Обследуя его берега, Кук 23 января, «взобравшись на возвышенность, увидел перед собой водное пространство, которое было Восточным морем. Пролив или проход из него в Западное (Тасманово) море был чуть к востоку от входа в бухту, где мы отдали якорь». Кук назвал его проливом Королевы Шарлотты — теперь пролив Кука. Закончив ремонт корабля, он 7 — 8 февраля вышел этим проливом в Восточное море, к южной оконечности исследуемой земли — мысу Паллисер. За ним побережье повернуло на север, и Кук вновь прибыл к мысу Тернагейн. Итак, по крайней мере, часть тасмановой Новой Зеландии оказалась не выступом южного континента, а большим островом, обойденным «Индевором». Однако земля к югу могла быть частью материка, и Кук пошел вдоль ее восточного берега, но и она оказалась островом, еще более крупным, чем Северный.

1 апреля 1770 г. Кук оставил Новую Зеландию, с тем, чтобы взять курс на запад. Но сильный ветер отбросил «Индевор» далеко к северу. 19 апреля 1770 г. англичане увидели землю на 550 км севернее, чем Тасман. «Она имеет довольно приветливый вид, — записывает Кук на следующий день. — Умеренной высоты холмы и гряды гор чередуются с равнинами и долинами, на которых виднеются небольшие лужайки. Однако большая часть местности покрыта лесом». Австралийский мыс, обнаруженный первым, получил имя его первооткрывателя — лейтенанта Хикса (у юго-восточной оконечности материка). От этого пункта Кук двинулся к северу, держась близ побережья и ведя съемку. 28 апреля — 6 мая англичане заготовляли дрова и набирали воду в «удобном и надежном заливе», который Кук назвал Ботани (Ботаническим). 6 мая, выйдя в дальнейший путь, он в нескольких километрах к северу от Ботани увидел другой залив, названный им Порт-Джексон. (Основанный там англичанами в 1788 г. город Сидней теперь «дотянулся» до залива Ботани.) 17 мая моряки прошли мимо острова Мортон и обнаружили за ним залив Мортон. 23 мая «Индевор» обогнул остров Фрейзер и мореплаватели открыли широкий запив (Херви). 26 мая за Южным тропиком англичане вступили в полосу, окаймленную Большим Барьерным рифом. Значительную часть этой опасной полосы удалось благополучно пройти, но 11 июня «Индевор» напоролся на риф. Пришлось выбросить за борт шесть пушек и часть полезного груза — всего около 50 т. К северу нашли гавань и простояли там восемь недель, ремонтируя корабль, получивший пробоину. Пищи вполне хватало, так как здесь были богатые рыбные угодья и много черепах.

6 августа «Индевор» вышел в море. Судно двигалось лишь днем, и все же в этой опаснейшей акватории, названной Куком «Лабиринтом», 16 августа едва не напоролось на риф. Кук вел корабль в мелководной береговой полосе, усеянной рифами, и 21 августа увидел мыс Иорк и группу небольших островов. За ними 22 августа открылся широкий (Торресов) пролив, ведущий на запад. Теперь уже не оставалось сомнений, что пройденный берег — это восточное побережье Новой Голландии, а мыс Иорк — его северная оконечность. Таким образом. Кук проследил почти на всем протяжении (2300 км) гряду Большого Барьерного рифа.

2 октября «Индевор» подошел к Яве и находился там до 15 января 1771 г. За это время и в Индийском океане от тропической лихорадки умер 31 человек, в том числе Тупия, между тем как за все время плавания в Тихом океане Кук потерял только одного человека: на борту никто из команды не болел цингой благодаря режиму питания, введенному капитаном. 13 июля 1771 г. он вернулся в Англию, завершив кругосветное плавание, продолжавшееся почти три года. На итоговой карте плавания Кук показал Тасманию и «Новую Голландию» (Австралию) как единое целое. Однако в судовом журнале он высказал предположение, что они разделены проливом.

На поиски южного материка была отправлена вторая экспедиция Кука. Южный материк мог все-таки существовать, «свидетелями» чему были земли или миражи, усмотренные некоторыми мореплавателями на субантарктических широтах — за 50° ю. ш. Особое внимание адмиралтейство уделяло «Земле Обрезания», указанной в Буве. Такие земли считались или выступами (полуостровами) южного материка, или островами, близкими к нему.

13 июля 1772 г. два корабля «Резольютек» и «Эдвенгер» оставили Плимут и 30 октября прибыли к мысу Доброй Надежды, в Капстад (ныне Кейптаун). Там Куку сказали, что на меридиане острова Маврикий за восемь месяцев до того француз Ив Кергелен-Тремарек открыл какую-то землю. 23 ноября суда пошли прямо на юг — отыскивать «Землю Обрезания». Через несколько дней сильным западным ветром их стало относить на восток. 7 декабря подул свежий ветер, перешедший в шторм. Температура резко упала до —3°С.

В полдень 17 января 1773 г. впервые в истории человечества суда Кука пересекли Южный полярный круг, не дойдя примерно 150 км до побережья Антарктиды, омываемого морем Космонавтов (близ 40° в. д.). 18 декабря 1773 г. в снежную погоду; в тумане Кук вторично пересек полярный круг и 23 декабря остановился перед «непреодолимым ледяным барьером». Погода была тихая, море спокойное, шел мокрый снег. «Все страдали от холода. Густой туман непроницаемой пеленой пал на студеное, покрытое сплошными льдами море… Возможности пробиться далее к югу не было». И Кук временно отступил и снова пошел к югу.

26 января 1774 г. он в третий раз пересек полярный круг, а 30 января достиг при ясной погоде и свежем северном ветре 7°10' ю. ш. Как мы знаем теперь, он находился приблизительно в 200 км от ближайшего выступа Антарктиды — полуострова Терстон, разделяющего моря Беллинсгаузена и Амундсена. В 4 часа утра на юге моряки заметили ослепительно белую полосу — предвестник близких ледяных полей. Вскоре с грот-мачты они увидели сплошной ледяной барьер, простиравшийся с востока на запад на необозримое пространство. Вся южная половина горизонта сияла и сверкала холодными огнями. Кук насчитал 97 вершин и пиков вдоль кромки ледяного поля. Некоторые из них казались очень высокими, и гребни этих ледяных гор едва различались в пелене низких туч и молочно-белого тумана. Кук и большинство его спутников пришли к выводу, что обнаруженное ими грандиозное ледяное поле продолжается на юг до полюса или где-то в высоких широтах достигает какой-то земли. 10 ноября 1774 г. «Резольюшен» снялся с якоря и пошел на юго-восток, а за 55-й параллелью — прямо на восток. С 22 ноября до 17 декабря Кук нигде не видел признаков суши, пока не подошел к Огненной Земле. Он первый выполнил плавание через Тихий океан в этих широтах, но отмечал, что ему «еще никогда не приходилось совершать столь значительный переход, во время которого случилось бы так мало интересного…». Кук не входил в Магелланов пролив, а обследовал западное и южное побережье архипелага Огненной Земли. С 3 по 6 января он искал большую землю, которую видели якобы к юго-востоку от Эстадос и условно наносили на карты. Не найдя ее, Кук повернул на север, чтобы искать другую землю, открытую 29 июня 1756 г. капитаном испанского купеческого корабля «Леон», на котором плавал А. Далримпл. Долгота ее показывалась по английским источникам различно, и поэтому Кук сомневался в ее существовании. Однако 16 января 1775 г. он нашел сушу, на следующий день высадился на берег, провозгласил новую землю британским владением и окрестил Южной Георгией.

19 января, следуя на юго-восток вдоль берега Южной Георгии, Кук усмотрел там высокие горы; покрытые льдом вершины достигали облаков. На следующий день, обогнув Южную Георгию, он увидел на северо-западе тот мыс, с которого начал осмотр. Итак, открыт был остров, и притом не очень большой (4770 км2). На юго-востоке виднелась земля, закрытая густым туманом. 23 января Кук перешел к ней, но обнаружил лишь группу скалистых островков, которые назвал скалами Кларк. Продолжая идти на юго-восток, Кук 28 января достиг 60°04' ю. ш., 29°23' з. д. и, встретив здесь много ледяных гор с плоской поверхностью, повернул на северо-запад. 1 февраля он обнаружил высокий берег, простирающийся на восток-юго-восток. Гигантские вершины, покрытые снегом, терялись в облаках. Кук, крейсируя там до 6 февраля, решил, что «открытые нами берега… были либо группой островов, либо оконечностью материка», и назвал их Землей Сандвича — в честь Д. М. Сандвича, тогдашнего первого лорда адмиралтейства. Итак, после незавершенного обследования Земли Сандвича Кук еще допускал, что она может оказаться выступом южного материка. Затем он пересек в 50-х широтах меридиан, указанный Буве, прошел дальше на восток еще на 13°, не встретив признаков суши, и пришел к убеждению (неправильному), что Буве «принял за берега земли ледяной остров». 23 февраля он повернул на север. А 29 июля 1775 г. «Резольюшен» вошел в английскую гавань после плавания, продолжавшегося 3 года 18 дней.

Кук признавал наличие антарктической суши, но отодвигал ее слишком далеко к полюсу и не видел никакого практического интереса в ее открытии. Впрочем, сам он не верил, что какой-либо смертный может совершить в Антарктике больше, чем совершил он. «Риск, связанный с плаванием в этих не обследованных и покрытых льдами морях в поисках материка, — писал он, — настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы…» Но такие люди нашлись, а изучение антарктического материка началось еще на парусных судах менее чем через полвека после того, как Кук писал эти горделивые, но не пророческие слова.

Вскоре после возвращения Кук был повышен в чине до капитана 1-го ранга и принят в члены Королевского общества. Его назначили правителем Гринвичского морского госпиталя — спокойное, но малопривлекательное для Кука место. По существу, это означало хотя и почетную, хорошо оплачиваемую, но все же отставку. К этому времени парламент постановил, что премия в 20 тыс. фунтов стерлингов будет выдана всякому английскому кораблю, который найдет проход между океанами выше 52″ с. ш. Этому открытию англичане придавали теперь государственное значение из-за продвижения к Северо-Западной Америке русских с запада и испанцев с юга. Британское адмиралтейство решило отправить на поиски северного прохода два судна. И 10 февраля 1776 г. Кук пишет письмо с просьбой назначить его начальником новой экспедиции.

Джеймс Кук: кругосветные путешествия

14 июля 1776 г. Кук вышел из Ла-Манша в океан и 18 октября прибыл к мысу Доброй Надежды. Там он дождался Кларка, командира второго корабля. Они простояли у мыса до 5 декабря, проводя ремонт обоих судов и пополняя запасы продовольствия. 52 дня англичане шли через Индийский океан. На пути они увидели острова Марион, Крозе и Кергелен, открытые в 1771 г., но сами не нашли ничего нового. 26 января 1777 г. они подошли к юго-восточному берегу Вандименовой Земли, где после Тасмана в 1772 г. побывали французы Никола Марион-Дюфрен и Жюльен Крозе, и простояли там до 30 января.

Продолжая плавание, корабли 12 февраля достигли того пункта Новой Зеландии, где были убиты 10 моряков из команды Фюрно. Кук узнал, как они погибли, и решил не применять оружия против новозеландцев, рассчитывая вернуться и не желая восстанавливать их против себя.

25 февраля экспедиция направилась на северо-восток, нашла в конце марта два обитаемых острова — Мангаиа и Атиу, где жители понимали таитянский язык, и один необитаемый (Такутеа), подошла к атоллам Херви и две недели обследовала водное пространство к западу и северо-западу до атолла Палмерстон, завершив открытие южных островов. Медленно шли корабли от острова к острову. Кук проявил тут не свойственную ему бездеятельность, длившуюся четыре месяца. Видимо, он просто устал, потерял вкус к новым открытиям и вполне сознательно позволил себе и другим расслабиться перед предстоящим тяжелым плаванием в северной части Тихого океана. 8 декабря корабли направились на север.

Кук считал, что с точки зрения адмиралтейства он только с этого момента начинает «плавание для открытий». 24 декабря за экватором увидели несколько атоллов. А так как на следующий день наступало Рождество, Кук дал этой группе название Кристмас («Рождество»); оно укрепилось за главным островом длинной цепи Лайн (Центральные Полинезийские Спорады). 2 января 1778 г. англичане двинулись оттуда на север и не видели земли 16 дней. 18 января на рассвете за 2Г с. ш. показалась высокая земля, и уже на следующий день Кук обнаружил, что она состоит из нескольких островов, названных им Сандвичевыми. Это была центральная группа Гавайской цепи, в том числе Оаху (1548 км2), Кауаи (1416 км2), и небольшого острова Ниихау. 19 января несколько лодок подошло к кораблям.

Жители острова говорили на языке, сходном с таитянским. Все они были люди смуглые, крепкого сложения, держались мирно, поэтому убийство одного гавайца английским офицером, посланным за водой, вызвало крайнее неудовольствие Кука.

Поднявшись на корабль, островитяне удивлялись всему увиденному там больше, чем жители любых других островов, посещенных Куком. «Это свидетельствовало о том, что прежде они никогда не бывали на борту корабля». Однако гавайцы были знакомы с железом, пользовавшимся большим спросом. Кук обратил на это особое внимание, так как на всех других островах Полинезии жители еще ничего не знали о железе. Между тем гавайцы понимали, что железные орудия гораздо более пригодны для сверления или резания, чем любое другое орудие, производимое в их стране, и просили у англичан железа. У гавайцев моряки видели несколько железных предметов — судовые гвозди и, скорее всего, обломки широких рыбацких ножей.

Англичане пробыли на Гавайских островах 15 дней. За это время Кук осмотрел южные берега островов Кауаи и Ниихау и узнал о существовании «где-то поблизости» другой земли — слабозаселенной и низкой, вероятно, остров Молокаи. Следовало, однако, спешить, чтобы проникнуть в северные воды летом. И 2 февраля Кук направился на северо-восток. 7 марта перед ним открылся «Новый Альбион» — тихоокеанский берег Северной Америки. Эта земля была «не очень высокая… холмистая и покрытая лесом». Отсюда англичане пошли на север, но туман мешал, как следует осмотреть берег, часто пропадавший из виду, и нанести его на карту. 29 марта, пропустив, как, впрочем, многие мореплаватели после него, устье реки Колумбии, Кук вошел в небольшой залив Нутка, обнаруженный в 1774 г. испанцем X. Пересом, чего Кук не знал. 26 апреля суда, покинув Нутку, взяли курс на север при свежем ветре, «сопровождавшемся шквалами и дождем», а иногда градом и мокрым снегом. 1 мая моряки подошли к пункту, где 37 лет назад А. Чириков впервые приблизился к побережью Северо-Западной Америки. Сильный ветер и туман не позволили Куку идти близ берега, вот почему он, как и его предшественники, ошибся, приняв острова Александра за материк. После трехдневного ремонта суда покинули свое пристанище, и по выходе из него Кук обнаружил длинный и узкий остров Монтагю, названный им в честь Д. Сандвича. Поднявшийся сильный ветер заставил моряков держаться подальше от берега, но они все же дважды приближались к земле в периоды затишья. 25 мая Кук открыл небольшие острова Баррен и, обойдя их с запада, на следующий день проник в залив или пролив, как некоторое время считали он и ряд его офицеров. На северо-западе англичане увидели «горную цепь большой высоты» (южная часть Аляскинского хребта) и приняли ее за группу островов.

2 июня суда направились на юг, а на следующий день, когда туман рассеялся и «небо очистилось от облаков», Кук увидел вулкан (Илиамна — 3053 м). По выходе из «своего» залива, он двинулся к юго-западу маршрутом Беринга и Чирикова и 28 июня вошел в бухту на северном берегу острова Уналашка. Здесь моряки пополнили запасы пресной воды и простояли до 2 июля. Отыскивая желанный проход в Атлантический океан, Кук направился к северо-востоку вдоль низменного побережья длинного и узкого полуострова Аляска. 16 июля англичане подошли к скалистому мысу Ньюэнхем (у 162° з. д.). От мыса Ньюэнхем суда повернули на запад и, двигаясь в тумане почти две недели, приблизились к острову Святого Матвея, обнаруженного весной 1749 г. русской экспедицией И. Бахова — Н. Шалаурова. Оттуда Кук проследовал на северо-восток и 3 августа открыл маленький остров, названный им в память об умершем в тот день хирурге У. Андерсоне. Через день в густом тумане корабли подошли к берегу Америки. От прибрежного острова Следж Кук двинулся близ побережья к северо-западу и 9 августа, когда прояснилось, увидел несколько островов (из группы Диомида, уже известных русским) и мыс, открытый до него М. Гвоздевым. Справедливости ради необходимо подчеркнуть, что именно Кук первый правильно представил себе истинное положение этого пункта, названного им мысом Принца Уэльского: «… он является западной оконечностью всей до сих пор известной (части) Америки».

Джеймс Кук: кругосветные путешествия

На следующий день Кук пересек Берингов пролив в широтном направлении и вошел в узкий залив, получивший имя Святого Лаврентия. Кук дал четкую этнографическую характеристику местных жителей и пришел к правильному выводу, что это страна чукчей, которая была обследована Берингом в 1728 г. Затем суда пересекли пролив северо-восточным курсом (причем 11 и 12 августа Кук одновременно видел азиатский и американский материки) и вышел в Чукотское море, держась ближе к американскому берегу.

Лето подходило к концу, и Кук решил не предпринимать попыток поисков прохода. 29 августа он подошел к северному берегу Чукотки у мыса Северного, выполнив широтное пересечение Чукотского моря, и оттуда повернул на юго-восток и нанес на карту около 1200 км побережья. Вновь пройдя через Берингов пролив, на этот раз близ берегов Чукотки, Кук заснял еще 1200 км ее приморской полосы. Затем он спустился к югу и круто повернул на восток. 7 сентября суда достигли Америки восточнее острова Следж. До 19 сентября при ясной погоде Кук обходил со съемкой выявленный им обширный залив Нортон с бухтой Нортон и рядом мелких островов, но не смог подойти к его южному берегу из-за отмелей. Вода там была мутная, грунт иловатый, из чего Кук сделал правильный вывод, что на этом участке в залив впадает «значительная река» (Юкон). Общая протяженность открытой им (частью вторично — после россиян) береговой линии Америки составила почти 4,5 тыс. км. От залива суда прошли на запад, коснулись острова Святого Лаврентия и 2 октября прибыли к острову Уналашка, где простояли до 26 октября. Здесь Кук встретился с русским мореходом Г. Г. Измайловым, не делавшим секрета из того, что он знал о северной части Тихого океана. Кук получил от него много полезных для себя сведений: Измайлов исправил ряд ошибок в составленных Куком картах, внес некоторые добавления в карты, доставленные англичанами с родины, и разрешил скопировать два русских чертежа Охотского и Берингова морей. На Уналашке Кук узнал, что в Петропавловске мало съестных припасов и они очень дороги. Но главная причина выбора места зимовки на Гавайях заключалась в другом: «… я совершенно не желал проводить в бездействии шесть или семь месяцев… (неизбежном) в этих северных морях». Затратив на меридиональный переход к Гаваям ровно месяц, 26 ноября англичане открыли остров Мауи и к западу от него остров Молокаи, а 30 ноября 1778 г. впервые высадились на большую землю к юго-востоку от Мауи.

Островитяне приняли Кука как божество. Однако служение новому «богу» оказалось для верующих еще тяжелее, чем старым богам: он требовал слишком много продуктов для своих людей, нарушал строгие запреты (табу), а по обычному правилу такие нарушители карались смертной казнью. В ночь на 14 февраля 1779 г. Кук узнал, что жители увели шлюпку. Он приказал захватить все гавайские лодки, стоявшие в гавани, а утром высадился на берег с отрядом в 10 человек, арестовал старого вождя с сыновьями и повел к шлюпке… Тогда гавайцы, толпой следовавшие за арестованным вождем, отослали женщин и детей и вооружились дротиками и камнями. Кук первый выстрелил в одного воина. Островитяне кинулись на англичан и убили капитана и несколько его спутников.


Буду благодарен, если Вы поделитесь этой статьей в социальных сетях: