Эколого-географическое положение России

Подверженность территории страны внешним (зарубежным) угрозам определяется её эколого-географическим положением — расположением относительно иностранных источников экологической опасности, «каналов» и «барьеров» её распространения [18]. Под «каналами» распространения экологической опасности понимаются прежде всего водные и воздушные потоки, играющие решающую роль в передаче антропогенных изменений природы вширь — от места к месту. Существуют и антропогенные каналы распространения экологической опасности — дороги, трассы трубопроводов и т. п. В качестве препятствий для её распространения выступают «барьеры» разной природы — геоморфологические, геохимические, биогеохимические, а также климатические, например преобладание устойчивых антициклонов.

Особенности эколого-географического положения России заключаются в следующем.

Для России характерна относительная природно-географическая изолированность её территории от других государств, которая выражается в значительной удалённости от них основной береговой линии нашей страны, в высокой (более 95%) доле местного стока в величине водных ресурсов, в наличии на юго-восточных рубежах протяжённых орографических барьеров. Вследствие глубинно-материкового расположения страны российские источники экологического риска угрожают прежде всего собственным, а не зарубежным территориям и акваториям.

Несмотря на это, у Российской Федерации тесные экологические взаимосвязи со своими соседями. Эти «контакты» обусловлены огромными размерами российской территории, близостью ко всем крупнейшим на Земле ареалам экономической деятельности (Западная Европа, Китай, Япония, Республика Корея, США), выступающим поэтому и районами концентрации экологических угроз; несовпадением государственных границ РФ с границами водосборных бассейнов; западным переносом воздушных масс.

На более чем 1/2 протяжённости своей сухопутной границы Россия соседствует с бывшими советскими республиками, которые так же, как и она, испытывают социально-экономическую трансформацию. Политика наших ближайших соседей вынужденно носит антиэкологический характер. Бедные страны не могут себе позволить сильно заботиться о чистоте окружающей среды. Между тем бедность не менее опасна для среды, чем расточительное западное потребительство. Это, естественно, негативно влияет на уровень внешнеэкологической безопасности России. Протяжённые границы РФ (из них 13,5 тыс. км новые, с бывшими союзными республиками, часто «проницаемые») создают широкие возможности контрабандных операций, в том числе по незаконному вывозу природных ресурсов и ввозу отходов. Проблема охраны границ приобретает, таким образом, и экологическое звучание.

Приток речных вод в Россию в 3 раза превосходит их отток (табл. 1.5). Основными поставщиками речных вод в Россию являются Китай, Финляндия и Монголия, а потребителями — Монголия, Белоруссия, Украина и Казахстан. Для нашей страны в целом приток плюс отток речного стока (его «экспорт и импорт») составляют малую величину по сравнению с местными, российскими водными ресурсами. Однако в отдельных регионах эта доля существенна. Так, в Омской области лишь 16% водных ресурсов местные, остальные поступают из-за рубежа: Иртыш приходит в область из Казахстана, но истоки этой реки находятся в Китае.

Таблица 1.5

Экологические взаимосвязи России и сопредельных стран

Страна

Речной сток, км3/год

Загрязнённые сточные воды, млн м3/год

Доля озёрно-речного по­граничья, % от длины границы

Риск прорыва плотин крупных водохранилищ, км3

приток в РФ

отток из РФ

приток в РФ

отток из РФ

на РФ

от РФ

Норвегия

65

8,9

Финляндия

28

5

7,4

4,9

Эстония

2,2

10

75

1

3

Латвия

28

Литва

0,8

5

75

1

Польша

1,6

Белоруссия

0,5

15,4

10

150

16

3

Украина

5

11,1

450

300

13

2

2

Грузия

3,1

Абхазия

22

Южная
Осетия

Азербайджан

2,2

20

Казахстан

31,9

10,3

140

400

15

57,6

3,3

Монголия

24,9

20,6

15

Китай

95,5

85

17,2

90,9

КНДР

100

ИТОГО

191,3

61,8

30

86,2

116

Составлено по данным [47] и расчётам авторов.

Обозначения: многоточие (…) — нет данных, прочерк (–) — нет явления или малая величина.

Почти 1/3 сухопутных (не морских) рубежей России проходит по рекам и озёрам. Имеются в виду водные объекты, обозначающие границу, а не пересекающие её. Больше половины речного по­граничья приходится на Китай. Пограничные водотоки и водоёмы интересны для нас как объекты совместного межгосударственного природопользования, качество воды в которых зависит от хозяй­ственного использования территории на водосборных площадях по обе стороны границы.

По нашим расчётам, площадь водосборных бассейнов, где формируется «импортируемый» Россией речной сток, составляет более 2 млн км2. Это примерно площадь Мексики. Зона российских гидроэкологических интересов за рубежом охватывает бассейн Немана, окаймляющий Калининградский эксклав, бассейн Северского Донца, весь северный Казахстан восточнее 60° с. ш., почти треть площади Монголии, обширные территории северо-восточного Китая. В этой зоне проживает более 80 млн чел. Это примерно равно населению Германии. Российские части международных речных бассейнов менее освоены по сравнению с зарубежными. Например, производственная нагрузка на территории межгосударственных речных бассейнов в Китае в 6 раз выше, чем на территории России, а демографическая нагрузка на них в Китае превышает российскую в 17 раз.

Из соотношения долей в водных ресурсах и водопотреблении мира (рис. 1.8) видно, что в России это соотношение благоприятное, а южные и юго-западные её соседи заметно перерасходуют свою долю в мировых водных ресурсах. Особенно сильный дисбаланс такого рода наблюдается в Китае, но он заметен также в Узбекистане, на Украине и в Казахстане. Вододефицитные соседи — это потенциальный источник нестабильности. На картосхеме показана также степень водной зависимости стран. Обращает на себя внимание высокая степень такой зависимости в Туркмении, Молдавии, Узбекистане, Азербайджане и на Украине. Россия является самодостаточной страной в водно-ресурсном и водно-экологическом отношении.

Уровень использования водных ресурсов и водно-ресурсная «зависимость» России и сопредельных стран

Рис. 1.8. Уровень использования водных ресурсов и водно-ресурсная «зависимость» России и сопредельных стран

Острый дефицит пресных вод сформировался в китайской части Амурского бассейна. В рамках программы «Возрождение промышленных баз Северо-Востока» строится и проектируется около 20 крупных водохозяйственных объектов: водохранилища, гидроузлы, ГЭС. Общее изъятие стока из верховий Амура может составить до 70% от среднегодового показателя стока. «Большой китайский водохозяйственный скачок» игнорирует российские национальные экологические интересы.

Схожая ситуация складывается и в бассейне Иртыша. В КНР положено начало переброске стока посредством канала Чёрный Иртыш — Карамай, предусматривающей отбор из бассейна Иртыша более 1,5 км3 воды в год. Реализация этого проекта угрожает судоходству, водоснабжению и экосистемам Иртыша, приходящего в Россию из Китая транзитом через Казахстан. Последний, в свою очередь, намечает увеличить подачу воды в канал им. Каныша Сатпаева (прежнее название — канал Иртыш — Караганда). В связи с этим в Омской области в 2011 г. начато строительство водохранилища с целью предотвращения возможного водного дефицита. Следует добавить, что и сейчас Иртыш и его притоки — наиболее загрязнённые водные объекты Казахстана. К тому же КНР отказывается включать Россию в трёхсторонние (Китай — Казахстан — РФ) переговоры по вододелению Иртыша.

Российские территории потенциально подвержены затоплению волной прорыва 13 крупных вышележащих зарубежных водохранилищ, семь из которых (с суммарным объёмом 57,6 км3) принадлежат Казахстану. Они потенциально угрожают в основном Омской области. Водохранилища выступают для нижележащих регионов объектами высокой потенциальной опасности. Прежде всего речь идёт об опасности прорыва плотин вследствие аварий, диверсий, износа сооружений гидроузлов и других причин и последующего затопления территории. К основному поражающему фактору такого прорыва — разрушительной напорной волне — может добавиться и загрязняющее действие донных отложений, накопленных в водохранилищах, а также размыв химических складов или свалок отходов.

К слабоосвоенным российским дальневосточным рубежам непосредственно примыкает сплошной ареал высокоосвоенной китайской территории. В настоящее время Китай не только демо­графическая держава 1-го ранга, но и страна высочайших темпов роста экономического потенциала. Хотя в последнее время КНР предпринимает усилия по экологизации хозяйства, его интенсивный экономический рост представляет серьёзную экологическую угрозу, в том числе для его соседей. Из-за высокой (около 80%) доли угля в топливном балансе по объёму выбросов парниковых газов и соединений серы в атмосферу Китай занимает 1-е место в мире. Пять китайских городов, включая относительно близкий к России Шэньян, за годы экономических реформ вошли в десятку самых загрязнённых городов мира. Высокие темпы роста жизненного уровня в Китае стимулируют массовую автомобилизацию этой страны, что влечёт за собой негативные экологические по­следствия. В связи с реформой земледелия расширяется эрозия, загрязнение почв и водоёмов, аридизация.

У южных границ России сосредоточены страны, отличающиеся высокими темпами демографического роста, следовательно, и роста демографического давления на природную среду. Близкое соседство наименее освоенной и наиболее уязвимой российской территории со странами, отличающимися огромным демографическим потенциалом и высочайшими темпами экономического роста, формирует на Дальнем Востоке потенциальную политико-экологическую напряжённость.

Российский вклад в использование и трансформацию бассейнов внутриматериковых межгосударственных морей существеннен лишь для Каспия и Азовского моря. По нашим оценкам, доля России в нагрузке на эти бассейны ориентировочно составляет от 60 до 80% суммарного показателя. Вклад России в антропогенное изменение бассейнов других внутриматериковых морей, омывающих её территорию, не превышает 10%.

Для окраинных морей основные пути распространения экологических угроз России связаны с Нордкапским течением, выносящим загрязнители в Баренцево море из Норвежского и Северного морей, где находится один из крупнейших в Евразии очагов хозяйственной деятельности. Баренцево море — крупнейший шельфовый водоём нашей страны, превосходящий по рыбопродуктивности Каспий и Балтийское, Белое, Чёрное, Азовское моря, взятые вместе. Северное море уже свыше 150 лет используется наиболее развитыми европейскими странами как крупномасштабная свалка отходов. В послевоенные годы море активно осваивается ядерной энергетикой (радиоактивные отходы в него сбрасывает Франция; Великобритания — в Ирландское море) и морскими нефтегазовыми промыслами. Благодаря Гольфстриму широкий спектр загрязнений — от бытовых отходов до радионуклидов — прослеживается до Карского моря.

Западные экологи, политики и представители СМИ проявляют повышенную обеспокоенность ядерной и радиационной опасностью в Баренцевоморском регионе. Здесь действительно сконцентрирован куст опасных объектов: АЭС, базы ледокольного и подводного атомных флотов, завод по производству атомных субмарин, судоремонтные заводы, стоянки выведенных из эксплуатации атомных кораблей, хранилища отработанного ядерного топлива, установки по очистке и морской могильник радиоактивных отходов, Новоземельский ядерный полигон. В то же время российско-норвежской экспедицией установлено, что фоновое радиоактивное загрязнение Баренцева моря значительно ниже, чем Ирландского и Балтийского морей (табл. 1.6). По оценкам, сбросы радиохимических заводов — английского Селлафильда и французского Ла-Хага — обеспечивают около 30% загрязнения Карского моря стронцием-90 и около 60% его загрязнения цезием-137. Как видим, в этом районе отечественные потенциальные экологические угрозы сочетаются с «импортируемыми» реальными опасностями.

Таблица 1.6

Радиоактивное загрязнение морей

Акватория

Концентрации цезия-137 Кu/м3) в поверхностном слое воды

Содержание
це
зия-137 (нКu/кг) в мышцах рыб

Концентрации плутония-239, 240 (нКu/м3) в поверхностном слое воды

Балтийское море

6,8

800

Нет данных

Атлантический океан

1,6

20

Нет данных

Баренцево море

0,2

20

< 0,027

Карское море

1,6

Нет данных

Нет данных

Ирландское море

Нет данных

800

0,27

Северное море

Нет данных

30

0,007

Составлено по данным [38].

Цусимское течение обеспечивает вынос вод из Жёлтого моря, а отчасти и из северной части Восточно-Китайского и создаёт угрозу Приморью от китайских, корейских и японских источников экологического риска. Аляскинское течение влияет на формирование водных масс Берингова моря, что может способствовать загрязнению побережий Чукотки и Камчатки с нефтепромыслов Аляскинского шельфа. Циклональная циркуляция течений Каспия обусловливает подток загрязнений в нашу сторону при возможной разработке нефти в казахстанском секторе озера.

Западная граница России открыта западным ветрам из-за отсутствия гор (кроме невысоких Хибин). Вследствие такой открытости российских границ с запада и западного переноса воздушных масс зона атмосферно-экологических интересов России простирается вплоть до Пиренейского полуострова. 60% выпадений антропогенных серы и азота на европейской территории страны происходит в результате их переноса из Западной и Центральной Европы. Но даже в азиатской части эта величина составляет около 10%. При этом доля трансграничных выпадений окисленной серы для Калининградской области составляет более 90%, а в других областях вдоль западной границы России (Псковской, Новгородской, Смоленской и др.) — от 80 до 90%. Влияние зарубежных европейских источников эмиссии этих поллютантов прослеживается до озера Байкал. Главными «экспортёрами» атмосферных загрязнений в Россию являются Украина, Польша, Германия (рис. 1.7)

 Трансграничное загрязнение воздуха европейской территории России

Рис. 1.7. Трансграничное загрязнение воздуха европейской территории России

Поскольку в умеренных широтах Северного полушария преобладает западный перенос воздушных масс, загрязняющие вещества, выброшенные в атмосферу в Европе при сжигании получаемых из России энергоносителей, частично поступают с воздушными потоками на нашу территорию. Таким образом, две главные экологические проблемы — «Где взять природные ресурсы?» и «Куда девать производственные отходы?» — решаются в данном случае за счёт России. Наша экологическая помощь, к сожалению, пока никак не учитывается во внешнеэкономических расчётах и потому является безвозмездной.

Юго-восток российской территории окаймлён горами и горными хребтами, имеющими широтное распространение. Они являются преградами для свободного распространения воздушных поллютантов из-за рубежа. Климатической преградой является также локализующаяся здесь зимой область устойчивого преобладания антициклонических условий.

Районами концентрации внешних угроз экологической безопасности России выступают следующие территории.

1. Район Чернобыльской АЭС — зона реального радиоактивного загрязнения и потенциально опасный саркофаг.

2. Украинская часть бассейна Северского Донца — Харьковская агломерация и украинский Донбасс — высокоурбанизированный регион (с плотностью населения свыше 100 чел./км2), специализирующийся на угледобыче, металлургии, химической и нефтехимической промышленности. Украинский вклад в загрязнение Северского Донца составляет не менее 70%. Непосредственно у российских границ, со стороны господствующих ветров, концентрируется мощнейший на постсоветском пространстве очаг промышленных выбросов Донецко-Приднепровского района Украины. В его пределах почти 40% выбросов обеспечивала приграничная Донецкая область.

Экологическая обстановка в Донбассе вызывает особую тревогу в связи с нынешним острейшим политическим кризисом на Украине, который вылился в серьёзный военный конфликт. Экологически опасные, технически сложные объекты, территориальная концентрация огромных масс веществ, способных гореть и взрываться, — это привилегия стран с высокоорганизованным политическим устройством и процветающей экономикой. Такие объекты несовместимы с экономическим хаосом, «варваризацией» управления и общественных нравов, маскирующихся на современной Украине декларативным кличем «вернуться в европей­скую цивилизацию».

3. Казахстанское Прииртышье — Павлодар-Экибастузский и Усть-Каменогорский промышленные районы со специализацией на угледобыче, электроэнергетике, цветной металлургии. В регионе локализуются Ульбинский металлургический комбинат, производящий топливо для АЭС, четыре крупных водохранилища на Иртыше.

4. Китайское Приамурье — провинция Хэйлунцзян и бо́льшая часть провинции Гирин. В последней плотность населения доходит до 300 чел./км2. (Для сравнения — в России наибольшей плотностью населения отличается Московская область — 167 ­чел/км2). Регион специализируется на «грязных» отраслях тяжёлой индустрии, опирающихся на местную сырьевую и топливную базу (добыча угля, цветных металлов, нефти, нефтепереработка, нефтехимия, электроэнергетика, химическая промышленность). Здесь находится несколько городов-миллионеров, а сельское хозяйство отличается высокой интенсивностью. Так, в провинции Гирин на 1 га посевов сельскохозяйственных культур вносится более 700 кг минеральных удобрений. Это в 7 раз больше, чем в среднем по миру, и в 18 раз больше, чем в России.

По приближённым данным (сведения о загрязнённых сточных водах в КНР закрыты), доля Китая в общем сбросе сточных вод составляет:

• в бассейне Аргуни — 87%;

• в р. Амур (от устья Аргуни до устья Сунгари) — 75%;

• в р. Амур (от устья Сунгари до устья Уссури) — 98%;

• в р. Уссури — 97%.

Уже с 70-х гг. ХХ в. китайские источники загрязнения вносят решающий вклад в деградацию экосистемы Амура. Крупная авария на химическом комбинате в г. Гирин в 2005 г., когда по р. Сунгари на российскую территорию были «экспортированы» бензол, нитробензол и анилин, создавшие угрозу водоснабжению Хабаровского края, лишь высветила проблему трансграничных загрязнений Амура, которая существует давно. Отметим также, что с сунгарийскими водами в Амур попадают возбудители холеры, дизентерии, гепатита А, а также пестициды (ДДТ, ГЦХГ), применение которых давно запрещено во всём мире.

Уровень и характер освоенности трансграничного Приамурья отражён в таблице (табл. 1.7). В российско-китайском приграничье ярко проявляются такие свойства трансграничного природопользования, как асимметрия и асинхронность [2]. На китайской территории антропогенная нагрузка на природу намного сильнее и продолжает наращиваться, в то время как на приграничной периферии дальневосточных регионов наблюдаются признаки демографического опустошения, хозяйственного опустынивания и даже одичания.

Таблица 1.7

Структура использования земель в бассейне Амура

Земля

Россия

Монголия

Китай

Всего

Редколесья

73

3

24

100

Гари

97

2

1

100

Мелиорированные земли

9

0

91

100

Немелиорированные
сельскохозяйственные
земли

23

1

76

100

Населённые пункты

37

< 1

63

100

Неиспользуемые земли

93

7

100

Пустоши

84

16

100

Загрязнённые земли

26,7

0,3

73

100

Загрязнённость земель

2,9

0,9

9,8

5,9

Составлено по данным [5], [40].

В настоящее время экономическая политика Китая всё более приобретает экологическую окраску. Введены запреты на коммерческую рубку леса во многих районах страны. Экологизация лесопользования в Китае парадоксальным образом наносит серьёзный вред лесным ресурсам России. Возросший китай­ский спрос на российскую древесину, а также безработица в отдалённых российских посёлках и слабость государственного контроля стимулируют незаконные лесозаготовки на Дальнем Востоке, которые, по некоторым оценкам, превышают заготовки легальные. Выявляется чёткий градиент незаконных лесозаготовок — их доля тем выше, чем лес доступнее для экспорта в Китай.

Нелегальной заготовке и последующей контрабанде в Китай подвержены не только лесные, но и другие биологические ресурсы. Высокий спрос в восточной медицине на дериваты амурского тигра, кабарги, медведя, а также кедровый орех, моллюски, лекарственные травы (элеутерококк, женьшень и др.) увеличивает их браконьерский промысел в России. Его нельзя снизить, пока есть социальная почва — хроническая бедность населения, безработица и, следовательно, его высокая зависимость от незаконного использования биологических ресурсов в периферийных районах приграничья. В таких социально-экономических условиях строительство новых трансграничных мостов, дорог, таможенных пунктов пропуска и другой инфраструктуры лишь усиливает вывоз за рубеж российских природных ресурсов, сопровождаемый подрывом экологического потенциала страны. Экономические взаимодействия России с зарубежными странами целесообразны лишь при эффективном экологическом барьере, которого пока нет.

Экологичное решение китайских властей о выносе угольной генерации (наиболее неблагоприятной для окружающей среды) из 1000-километровой зоны вокруг Пекина и стимулирование строительства электростанций на севере страны приближают экологические угрозы к российским рубежам.

В последние десятилетия Китай планомерно ведёт работу по укреплению берегов Амура и его притоков. В результате на некоторых участках фарватер реки, по которому и проходит государственная граница, смещается в сторону российского берега. Китайские берегозащитные меры играют негативную роль и с экологической точки зрения. Свободное меандрирование рек — это ключевой элемент функционирования пойменной экосистемы. Его нарушение ведёт к деградации нерестилищ и утрате биоразнообразия. В этой связи заслуживает внимания предложение специалистов географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова установить новые правила демаркации российско-китайской границы — закрепить границу на местности геодезическими знаками, что снимет зависимость от природных и гидротехнических перемещений русла реки.

Потенциальный район внешних экологических угроз России находится в монгольской части бассейна Селенги, крупнейшей реки, впадающей в Байкал, который является объектом Всемирного природного наследия. В российской, нижней, части данного бассейна установлен особый природоохранный режим хозяйственной деятельности. На монгольской же его части нет ограничений природопользования, а там сосредоточено 4/5 промышленности, 2/3 населения и 9/10 орошаемых земель Монголии. Её планируемый экономический рост связывается с освоением новых угольных и рудных месторождений. Для их обеспечения водой и электроэнергией планируется строитель­ство на Селенге ГЭС, есть и проект переброски части стока рек Орхон, Селенга, Керулен и Онон на юг, в пустыню Гоби. Отсюда складываются потенциальные противоречия между экономическим развитием монгольских регионов и сохранением экосистемы озера Байкал, признанного ЮНЕСКО «феноменом исключительной красоты».

Современную динамику эколого-географического положения России характеризуют: усиление угроз экологической безопасности страны на дальневосточных рубежах; некоторое ослабление угроз со стороны западноевропейских стран, активно стремящихся экологизировать своё хозяйство; ослабление реальных экологических угроз со стороны стран ближнего зарубежья, сопровождающееся, однако, возрастанием угроз потенциальных.

В целом в рамках «нормального» (внеаварийного) функционирования хозяйства Россия представляет меньше опасности для соседей, чем они для неё. К примеру, потоки антропогенных серы и азота, поступающие на Русскую (Восточно-Европейскую) равнину из Западной Европы, в 3–8 раз превосходят их обратные потоки. Наша страна в экологическом плане реально более страдает от соседей, чем они от неё. Это необходимо учитывать и использовать во внешнеполитической деятельности.

Далеко не все внешние угрозы определяются эколого-географическим положением страны. Часть таких угроз формируется посредством механизмов международного разделения труда. Ярким примером этого может служить экспорт металлов платиновой группы концерна «Норильский никель» в Японию и США, где они используются в катализаторах для очистки автомобильных выбросов. Чем больше ужесточаются требования к чистоте выхлопов, тем больше спрос на продукцию. Борьба за чистоту атмо­сферы за рубежом интенсифицирует её загрязнение в России. Отметим, что этот концерн — крупнейший в Евразии загрязнитель атмосферы окислами серы.