Ермак и первооткрыватели Восточной Сибири

Заметную роль в продвижении русских далеко за Уральские горы, за «Камень», и в присоединении Западной Сибири сыграли купцы Строгановы. Один из них, Аника, в XVI в. стал богатейшим человеком Соли Вычегодской, в стране коми-зырян, которые издавна поддерживали отношения с «закаменными» народами — с манси (вогуличи), хантами (остяки) и ненцами (самоядь). Аника скупал также пушнину (мягкую рухлядь) и очень интересовался угодными местами за Каменным Поясом, богатыми пушным зверем. Он подкупал некоторых инородцев и посылал с ними за «Камень» разведчиков, а затем приказчиков с ходовым товаром, и они доходили до нижней Оби, где выгодно обменивали товары на пушнину. Наживая большие капиталы на соляных промыслах и «закаменной» торговле, Аника начал расширять свои владения на восток. Через него, но, несомненно, и другими путями уже в середине XVI в. Москва знала о сибирских делах.

В царском титуле 1554 — 1556 гг. Иван IV Васильевич, между прочим, величается уже как государь не только «Обдорской, Кондинской и многих других земель», но и «всех северных берегов», а в титуле 1557 г. — как государь «Обдорской, Кондинской и всех сибирских земель, повелитель Северной стороны». Есть прямые доказательства, что некоторые области Сибири платили дань Москве и признавали власть царя задолго до похода Ермака. Так, в 1555 г. добровольно подчинился Москве и обещал ежегодно платить дань в 1000 соболей «князь всей земли Сибирской» — хан Едигер (Эдигар), искавший русской помощи против наступавших на него бухарцев.

Ермак и первооткрыватели Восточной Сибири

Не позднее 1556 г. из Москвы был послан в Сибирь за данью Дмитрий Куров. Он вернулся в 1557 г. вместе с сибирским послом, который доставил царю неполную дань (700 соболей) и оправдывался тем, что во владения Едигера вторгся шибанский царевич Кучум и увел много местных людей. В 1568 г. новые послы от Едигера привезли полную дань (1000 соболей), дорожные пошлины и «шертную грамоту» — присягу в верности. Но Едигер уже не был тогда хозяином в своих владениях. Именно в эти годы его победил, а затем и убил Кучум, провозгласивший себя сибирским ханом. Русские с того времени стали называть его «сибирским салтаном». А Кучум не посылал дани в Москву, мешал делать это сибирским «народцам» и организовывал набеги в бассейн верхней Камы. Ядром кучумова царства была часть Западно-Сибирской равнины между Тоболом и Иртышом. Вскоре власть Кучума распространилась и на соседние области. Он заставил платить себе дань манси и хантов, живших по обе стороны Иртыша, севернее устья Тобола, и даже по нижней Оби. На западе Кучум подчинил племена по рекам Тавле и Туре, почти до «Камня». На востоке его власть признавали племена, жившие между Иртышем и Обью, в Барабинской степи. Южные границы кучумова царства, вероятно, доходили до Казахского мелкосопочника. Главная ставка Кучума — город Кашлык (Искер), называвшийся русскими «городом Сибирью», возник на правом (северном) берегу Иртыша, менее чем на полпути между устьями его южных притоков Тобола и Вагая. Западнее «Камня» принадлежавший Руси бассейн верхней Камы Пермская земля — еще не был тогда освоен русскими. Аника Строганов получил разрешение на его заселение, но процесс этот шел очень медленно.

После завоевания Казани и Астрахани царские владения продвинулись до Каспия, и вся Волга стала русской рекой. Усилилась торговля с Нижним Поволжьем, Заволжьем и Ираном, разведан путь в Среднюю Азию. Лишь на западных рубежах шла война с Речью Посполитой, и там сосредоточились крупные военные силы Руси. В походе на Могилев летом 1581 г. среди многих полков принимала участие и казацкая дружина атамана Ермака (между 1532 и 1542 — 1585).

После заключения перемирия (начало 1582 г.) по повелению Ивана IV его отряд передислоцировался на восток, в государевы крепости Чердынь, расположенную близ устья реки Колвы, притока Вишеры, и Соль-Камскую, на реке Каме. Туда же прорвались казаки атамана Ивана Юрьевича Кольцо. В августе 1581 г. близ реки Самары они почти полностью уничтожили военный эскорт ногайской миссии, направлявшийся в Москву в сопровождении царского посла, а затем погромили Сарайчик, столицу Ногайской орды. За это Иван Кольцо и его соратники были объявлены ворами, т. е. государственными преступниками, и приговорены к смертной казни.

Между тем торговая деятельность Строгановых в Западной Сибири переросла в угнетение мансийских племен и прямой грабеж. Это вызвало естественную реакцию — началось восстание манси, поддержанное зауральскими соплеменниками и ханом Кучумом. Запылали деревни и слободки Строгановых по Чусовой и ее притокам. Больше всего пострадали владения М. Строганова по реке Сылве, что и вынудило его обратиться к казакам. Предлагая им, поход в Сибирь на Кучума и восставших манси, М. Строганов, скорее всего, не замахивался на все Сибирское ханство, а предполагал лишь припугнуть хана, оказать на него давление. Вероятно, летом 1582 г. М. Строганов заключил окончательное соглашение с атаманом о походе против «сибирского султана». К 540 казакам он присоединил своих людей с «вожами» (проводниками), знавшими «тот сибирский путь», и толмачами «бусурманского языка», снабдил отряд оружием и припасами. Казаки построили большие суда («добрые струги»), поднимавшие по 20 человек с припасами, и много малых. Следовательно, флотилия состояла более чем из 30 судов. Речной поход во главе отряда численностью около 600 человек Ермак начал 1 сентября 1582 г. Проводники быстро провели струги вверх по Чусовой, а затем по ее притоку Серебрянке, судоходные верховья которой начинались недалеко от сплавной реки Баранчи (система Тобола), текущей на юго-восток. Казаки спешили: только стремительное передвижение и неожиданное нападение гарантировали им успех всего предприятия, выглядевшего достаточно авантюрно, так как на каждого русского приходилось 10—15 воинов Кучума. Перетащив через ровный и короткий (10 верст) волок все запасы и малые суда, Ермак с соратниками спустился по Баранче, Тагилу и Туре примерно до 58° с. ш. Здесь, близ нынешнего Туринска, они впервые столкнулись с передовым отрядом Кучума и рассеяли его (данную задачу — взять «языка» для выяснения численности и боеспособности войска хана — выполнить не удалось). А Кучум вскоре уже знал о силах русских, но не проявил беспокойства по поводу намерений казаков, двигавшихся к его столице. Решительное сражение разыгралось на берегу Иртыша, у Чувашева мыса, немного выше устья Тобола. В распоряжении Махмет-Кула (Маметкул), племянника Кучума, командовавшего войском, находились два отряда — пеший и конный.

Ермак и первооткрыватели Восточной Сибири

Казаки поочередно разбили оба, но потеряли больше 100 человек. После битвы союзники татар, прииргышские ханты, бывшие в войске Кучума, рассеялись по своим селениям. Кучум с уцелевшими татарами бежал через Кашлык на левый берег Иртыша и ушел далеко на юг, в Ишимскую степь. 26 октября 1582 г. казаки вступили в опустевший «город Сибирь». Через четыре дня ханты с реки Демьянки, правого притока нижнего Иртыша, привезли в дар завоевателям пушнину и съестные припасы, главным образом рыбу. Ермак «лаской и приветом» встретил их и отпустил с честью». За хантами потянулись с дарами местные татары, раньше бежавшие от русских. Ермак принял их также ласково, позволил вернуться в свои селения и обещал защищать от врагов, в первую очередь от Кучума. Затем стали являться с пушниной и продовольствием и ханты из левобережных районов — с рек Конды и Тавды. Ермак облагал всех обязательной ежегодной податью — ясаком.

Весной 1585 г. подосланный Кучумом татарин принес Ермаку ложную весть, будто в Кашлык через реку Вагай направляется бухарский торговый караван, а хан не пропускает его. Ермак поверил и в июле со 150 казаками выступил навстречу каравану. Дойдя до устья Вагая, он разбил там татарский отряд, но ничего не узнал о бухарцах и двинулся вверх по Иртышу. Затем казаки одержали над татарами вторую победу близ устья Ишима и овладели без боя городком Ташаткан. Остановился же Ермак близ устья реки Шиш, почти в 400 км от Кашлыка, и повернул назад, потому что местные жители поразили его нищетой. На обратном пути, в Ташаткане, Ермаку снова принесли ложное известие, что бухарские купцы идут вниз по Вагаю, и он поспешил к его устью. На берегу Иртыша, возле устья Вагая, 5 августа 1585 г. отряд остановился на ночлег. Была темная ночь, шел проливной дождь. В полночь Кучум напал на стан Ермака. Чтобы не поднимать шума, татары просто душили спящих русских. Но Ермак проснулся и проложил себе дорогу через толпу врагов к берегу. Он прыгнул в стоявший у берега струг, за ним устремился один из воинов Кучума, вооруженный копьем; в схватке атаман стал одолевать татарина, но получил удар в горло и погиб. 90 человек из дружины Ермака спаслись бегством.


Буду благодарен, если Вы поделитесь этой статьей в социальных сетях: