Использование земельных угодий

География земельных угодий России складывалась не одно столетие, и ее формирование зависело от целого ряда факторов: исторического процесса хозяйственного освоения и заселения территории, особенностей природных условий и наличия ресурсов — климатических, плодородия почв, рельефа, характера растительного покрова и т. д.

Уже в VI–IX вв. в подзоне южной тайги и зоне смешанных лесов было распространено подсечно-огневое земледелие, при котором через 2–3 года пашни забрасывались и быстро зарастали березой, осиной, орешником (чернолесьем). Такие леса назывались «пашенными лесами» в отличие от коренных «диких» лесов. Под пашню издревле были освоены «ополья»: Суздальское, Владимирское, Переяславское, Юрьевское, Ростовское. Владимиро-Суздальское ополье было житницей древней Руси.

В лесостепной и степной зонах кочевники занимались скотоводством, коневодством, овцеводством.

В XIV–XV вв. подсечно-огневая система земледелия сменяется паровой, которая ознаменовала переход к постоянному земледелию.

В XVIII в. начинается этап сплошного земледельческого освоения средней полосы Европейской части России.

Земледелие распространялось в зону средней, а по рекам — северной тайги, хотя распаханность здесь никогда не превышала 5–10 %.

Использование земельных угодий

К ХХ в. сельскохозяйственное освоение Европейской части России практически завершилось. В это время в широколиственнолесной зоне распаханность превысила 50 % — экологически значимый барьер, переход через который привел к негативным последствиям: развитию водной эрозии и, соответственно, снижению плодородия почв. В лесостепной и степной зонах распаханность достигла еще более высокого уровня — 60–70 %.

В Азиатскую Россию земледелие пришло с русским населением в XVI в. Пашенные люди образовали волну переселенцев, которая сменила волну ясачников — охотников за пушниной. Вначале земледелие имело ограниченное значение: продовольственное снабжение острогов, промышленного служилого люда. В XVII в. Верхотурский, Тюменский, Туринский и Тобольский уезды давали 90 % сибирского хлеба. Земледельческие очаги образовались у Красноярского, Усть-Илимского, Киренского, Нерчинского, Балаганского, Братского острогов, по рекам Амга и Олёкма.

Полоса русского пашенного земледелия протянулась вдоль Московского тракта. Строительство Транссибирской магистрали существенно ускорило темпы сельскохозяйственного освоения южных районов Сибири.

В ХХ в. общая картина географии земельных угодий России, кроме некоторых районов, сложилась и практически не изменилась до конца века.

Лишь освоение целинных и залежных земель в середине XX в. привело к существенному расширению пахотного клина на юге Западной Сибири и, в особенности, на Алтае.

В то же время обратная тенденция сокращения площади пашни стала проявляться в северных частях Нечерноземья. Здесь произошло забрасывание мелких участков пашен, пастбищ и сенокосов. И регионы самого древнего земледельческого освоения—Псковская, Новгородская, Вологодская области—снизили распаханность до 5–10 %.

В конце ХХ и начале ХХI вв. эта тенденция проявилась практически во всех регионах России. В 1976 г. площадь пашни в России составляла 133,7 млн га, в 2003 г.– уже лишь 117,5 млн га, то есть уменьшилась на 13 %.

Доля кормовых угодий в общей земельной площади
Доля пашни в общей земельной площади

Уходит земледелие оттуда, где природные условия мало благоприятны для его развития, где малая плотность сельского населения, и где земледелие стало нерентабельным в условиях рыночной экономики. Яркий пример тому — Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, в который ввозится практически вся сельскохозяйственная продукция. Сокращение площадей сельскохозяйственных земель в северных регионах Европейской части России связано с заменой сельского хозяйства лесоразработками.

Отмечается новая тенденция — экстенсификация использования пашни. Если в среднем по России в 1997 г. посевные площади составляли 77,6 % площади пашни, то в 2003 г. они снизились до 67,7 %.

В ряде мест отмечается сокращение использования природных кормовых угодий. Наиболее сильно плотность поголовья крупного рогатого скота снизилась в центре Европейской части России, где кормопроизводство опирается частично на естественные пастбища и сенокосы, а частично на корма, получаемые с пашни. Аналогичная картина наблюдается в северном Нечерноземье, Уральском регионе, в Западносибирской лесостепи.

В овцеводческих районах юга Сибири — в Республике Бурятия и Читинской области – плотность поголовья за период 1990–2003 гг. упала с 200–400 голов на 100 га сельскохозяйственных земель до 10–20. В Республике Калмыкия плотность поголовья снизилась незначительно. Несколько лучше положение в Республике Хакасия; сохранилось поголовье в Республике Алтай и Республике Тыва. Ушло овцеводство из центральных районов Европейской части России — Белгородской, Курской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Рязанской, Орловской областей. Плотность здесь теперь составляет менее 10 или 10–20 голов на 100 га сельскохозяйственных земель, а было до 100 и 200 голов. Снизилась численность поголовья овец и в районах юга Западной Сибири – Омской, Тюменской, Курганской,Новосибирской областях и степном Алтае.

Отмечается недоиспользование пастбищ и уменьшение поголовья домашних оленей во всех оленеводческих регионах. За период с 1990 по 2003 гг. в 20 раз сократилось поголовье оленей на Сахалине, в 15 раз — в Читинской области, в 8 раз — в Магаданской области. Практически исчезло домашнее оленеводство в Республике Бурятия, Красноярском крае, Иркутской области, в Эвенкийском автономном округе. Здесь основным родом деятельности малочисленных народов Севера стала охота на пушного зверя и использование оленей только в качестве транспортного средства при охоте. В наименьшей степени (до 2 раз) сокращение поголовья наблюдается в Ханты-Мансийском автономном округе—Югра и Таймырском (Долгано-Ненецком) автономном округе. В последнем преобладают дикие олени, которые быстро осваивают освободившиеся пастбищные земли. Численность диких оленей на Таймыре составляет 1 200 000 голов.Сокращение поголовья оленей произошло после 1991 г., когда были реорганизованы крупные предприятия и большая часть оленей передана родовым общинам. В условиях рыночной экономики домашнее оленеводство стало нерентабельным. Большие доходы дает охота на пушного зверя. Отстрел диких оленей производится для продовольственного обеспечения населения.

Сохранилось поголовье оленей только в Ямало-Ненецком автономном округе, несмотря на расширяющееся отчуждение пастбищ для развития газодобывающего комплекса.
Хозяйственное использование лесных угодий, основной формой которого являются рубки главного пользования, существенно снизилось: в 2004 г. объем рубок составил 45 % от их объема в 1990 г.

Число оленей на 1000 га пастбищ (1990 г) Число оленей на 1000 га пастбищ (2003 г)


Буду благодарен, если Вы поделитесь этой статьей в социальных сетях:


Поиск по сайту: