Русские землепроходцы — Д.С. Пянда

За 3,5 года Д. С. Пянда прошел новыми речными путями около 8 тыс. км и положил начало открытию русскими Восточной Сибири. Он обследовал Нижнюю Тунгуску приблизительно на 2300км и доказал, что верховья ее и Лены сближаются, и через открытый им Чечуйский волок русские вскоре начали проникать на Лену. Он первый указал русским на удобный путь от верхней Лены к Ангаре.

Д. С. Пянда, один из «гулящих людей» в Мангазее, владевший неведомо откуда добытыми средствами, прибыл из Енисейского острога. Собрав группу «гулящих людей» в 40 человек, он отправился в Туруханск для скупки пушнины. Коренные жители Енисейского края посещали Туруханск для обмена пушнины на русские товары. Приходили они иногда из очень далеких районов и рассказывали, что к Нижней Тунгуске на востоке подходит другая великая река, на которой живет «много народов», и река та Елюенэ, что по-эвенкийски означает «Большая река», «угодна и обильна». В то же время в Мангазее и в русских зимовьях на Енисее начали распространяться известия о другой большой реке к востоку от Енисея. Вот что было записано со слов местного «князьца» (старейшины) в декабре 1619 г.: «… та река великая, а имени он не знает, а ходят тою рекою суда большие, и колокола на них великие есть… и из пушек с тех… судов стреляют…» Это сообщение не могло относиться к Лене, на которой до прихода русских не плавали суда, имеющие на борту пушки, да и вообще не появлялись люди «с огневым боем». Возможно, эти слухи отражали через десятки посредников действительные факты — о плаваниях по Амуру китайских судов.

Вряд ли туруханские промышленники искали на неведомой восточной великой реке встречи с хорошо вооруженными судами, принадлежавшими бог весть какому народу. Но их соблазняли иные рассказы (вполне достоверные) об обильных охотничьих угодьях, суливших им огромную добычу, в особенности если они первыми придут на реку Лену. Вести о судах, вооруженных пушками, предостерегали русских от слишком поспешного похода на юго-восток, но надежда на обогащение понуждала к быстрому походу. Этими двумя противоречивыми побуждениями объясняются неровные темпы продвижения отряда Пянды.

К 1620 г. Пянда с другими русскими построил несколько стругов и в начале лета двинулся из Туруханска вверх по Нижней Тунгуске. Широкая полноводная река текла в высоких, покрытых лесом берегах, и с севера и юга в нее впадали таежные реки. В двух-трех местах пришлось преодолеть небольшие пороги, но в общем подъем по реке проходил сравнительно быстро, пока русские не достигли района, где долина Нижней Тунгуски суживается и круто меняет направление на юг. В этом месте, выше устья Илимпеи, у порогов их задержал затор плавника. Русские думали, что тунгусы нарочно преградили им путь по реке срубленными деревьями. Отряд решил остановиться в зимовье, которое еще в середине XVIII в. местные жители называли Нижним Пяндиным. Тунгусы часто совершали на него набеги, но русские легко отражали их «огневым боем». Летом 1621 г. отряд Пянды лишь на несколько десятков километров поднялся по реке на стругах и немного ниже Средней Кочемы (у 60° с. ш.) построил Верхнее Пяндино зимовье. В 1622 г., когда река вскрылась, отряд Пянды поднялся по ней еще несколько сотен километров (до 58° с. ш.) и здесь третий раз остановился на зимовку.

Русские землепроходцы

Весной 1623 г. отряд Пянды перетащил на Лену (или построил) там новые струги и двинулся вниз по реке «за льдом», т. е. сразу же после ледохода. Точно неизвестно, до какого места дошел Пянда, вероятнее всего до того района, где могучая река поворачивает на север, выходит на равнину (Центральноякутскую). Эта местность была более населена, чем пройденные ранее области. Здесь среди нового для русских народа — якутов — Пянда не решился оставаться на зимовку с небольшим отрядом. Он повернул обратно, поднялся по реке до Чечуйского волока, но не перешел на Нижнюю Тунгуску, а решил разведать новый путь. Пянда поднялся по верхней Лене до того пункта, куда еще можно дойти на легких судах. Там отряд прошел прямо на запад через степи, населенные скотоводами — брагами (бурятами), до большой реки (Ангары), текущей прямо на север. В верхнем течении она замерзает очень поздно, обычно во второй половине декабря. Поэтому русские, если они осенью достигли Ангары, вероятно близ устья Уды, имели еще время построить новые легкие временные суда и начать сплав за несколько недель до ледостава. Отряд Пянды плыл вниз по широкой полноводной реке, быстро катившей в крутых таежных берегах свои воды.

На участке, где Ангара делает излучину, ниже устья ее большого южного притока (Оки), промышленники с опаской, но благополучно миновали ряд больших падунов (порогов). За ними течение стало спокойнее, и река круто повернула на запад, к Енисею. Нижнюю Ангару русские начали посещать — для сбора ясака среди местных эвенков — не позднее 1618 г. Они назвали ее Верхней Тунгуской. Пянда был первым русским, проследившим течение Ангары почти на 1400 км от истока и доказавшим, что она и Верхняя Тунгуска — одна и та же река.


Буду благодарен, если Вы поделитесь этой статьей в социальных сетях:


Поиск по сайту: