Сите — колыбель Парижа

По римской традиции, остров Сите (что означает «город») был укреплен и связан с берегами мостами, порт углублен. Сегодня добраться до него можно на всевозможных «бато-муш» — «корабликах-мухах». Остров находится посреди Сены. Изображение судна на древнем гербе Парижа появилось именно из-за сходства острова Сите с кораблем.

Великан Нотр-Дам де Пари известен у нас как Собор Парижской Богоматери. Невозможно описать его лучше, чем это сделал Виктор Гюго в одноименном романе. Площадь окружали старинные дома, с южной стороны ее замыкал, возможно, самый старый французский госпиталь Отель-Дье. Наверное, здесь когда-то танцевала цыганка Эсмеральда с козочкой и отсюда, с паперти собора, карабкался Квазимодо, а по площади шествовали короли и королевы Франции. Наполеон, прогуливаясь здесь, готовился стать императором.

Остров Сите — самое древнее место в Париже. На площади собора когда-то стоял древнеримский храм, затем христианская базилика, и только в 1163 году началось строительство Нотр-Дама.

Сите

Неподалеку — замок Консьержери. Возведенный во время правления Филиппа Красивого, он знавал великие застолья, когда искусные повара подавали из скрытых за стенами огромного зала кухонь бесчисленные блюда для тысячи вельмож. Сменились времена, и с XVI века здание это стало государственной тюрьмой.

Самое высокое сооружение Парижа — Эйфелева башня, украшение Всемирной выставки 1889 года. Поражают ее технические данные: более 15 тысяч металлических деталей, соединенных двумя с лишним миллионами заклепок, составляют железное «кружево» в 9 тысяч тонн. Это архитектурное сооружение у многих вызвало неприятие. Не сбылось предсказание поэта Поля Верлена, что эта «скелетообразная каланча долго не простоит». Теперь это олицетворение Парижа. Она, как магнит, притягивает миллионы людей со всего мира.

История знает немного случаев, когда наименование места, а тем более тюрьмы становится известным во всех странах со школьной скамьи. Бастилия в их числе. Задуманная и построенная в 1369 году как оборонная крепость на восточных подступах к Парижу вблизи аббатства Сент-Антуан на одной из крупных торговых артерий средневековой Франции, Бастилия уже в конце XV века по велению Людовика XI превратилась в мрачную темницу. Ходили слухи об узниках, забытых в камерах-клетках или замурованных в стенах заживо. При Ришелье Бастилия стала государственной тюрьмой для знаменитых заключенных. В XVIII веке Мари Франсуа Вольтер дважды оказывался за ее решетками, соседствуя с маркизом де Садом.

Одна из башен носила имя «Свободы», т.е. знатные и богатые узники вели здесь весьма приятный образ жизни, устраивая встречи и приемы. Именно поэтому 14 июля 1789 года толпы простых людей взяли штурмом Бастилию и вынудили ее защитников сдаться. В тюрьме к этому времени содержалось всего 7 человек, включая одного сумасшедшего. Революционный Париж разрушил символ королевского произвола, не оставив камня на камне.

Во время Первой Империи (при Наполеоне) на ее месте установили фонтан в форме слона. Юго гипсовая модель — «громадный видимый фантом» — возвышалась рядом с «невидимым привидением Бастилии», — писал Виктор Гюго в романе «Отверженные». В слоне нашли приют герои его романа Гаврош и другие бездомные парижские «гамены». Слона «свергли», а на его пьедестале в 1840 году состоялось торжественное открытие колонны, увенчанной Гением Свободы. Высота ее — более 50 метров, вес — 174 тонны, а лестница на смотровую площадку насчитывает 238 ступеней. Подземелье под колонной стало некрополем, где захоронены жертвы «трех славных дней революции 1830 года», к которым затем присоединились и жертвы революции 1848 года.


Буду благодарен, если Вы поделитесь этой статьей в социальных сетях: