Экологический облик России в глобальном контексте

 

По оценкам Б.И. Кочурова [29, с. 140], «…на территории России и сопредельных государств (территории СССР. — Н.К., Л.Я.) ареалы острых экологических ситуаций занимают 4 млн км2, или 18% территории…», что более чем в 7 раз превышает площадь Франции. Не подвергая сомнению эти цифры, отметим, что здесь и в других источниках, использующих данные оценки (а они во­шли и в государственные доклады «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации», и в школьные и вузовские учебники), не оговаривается относительность применяемой шкалы «оценки остроты», она не годится для международных сопоставлений. Анализ показывает, что российские природоохранные проблемы менее остры, чем даже в центральноевропейских странах, не говоря уже о западноевропейских.

Россия обладает пространственно-экологическим потенциалом планетарного значения, под которым понимаются природные механизмы самоочистки среды от загрязнений, синтеза и деструкции органического вещества, поддержания глобального биогеохимического круговорота. Эти механизмы обеспечивают чистоту воздуха, воды, почв, биоразнообразие, значение которых в системе жизненных ценностей общества постоянно возрастает. Экологически значимые характеристики России отражены на рисунке 1.1.

 Экологически значимые характеристики России (% от мира, 2000-е гг.).

Рис. 1.1. Экологически значимые характеристики России (% от мира, 2000-е гг.).

Экологическая роль России в планетарной геосистеме во многом определяется величиной государственной территории, занимающей около 12% земной суши. Мировое значение имеют российские леса, в особенности сибирская тайга, которая, малоактив­но участвуя во влагообороте через растительность и атмосферу, становится крупным накопителем свободной пресной воды и её поставщиком в виде речного стока в планетарную геосистему. По продуктивности российские леса в 4 раза уступают влажным тропическим лесам Амазонии. Но растения умеренных широт используют на дыхание 30–40% выделяемого ими кислорода, а тропические леса — 80–90%. Как отмечает Г.А. Заварзин: «Давно забыты идеи о том, что тропические леса служат «лёгкими планеты». Эта роль всё более уверенно отводится лесам бореального пояса с их медленной и сезонно-подавленной деструкцией» [32, с. 13].

Большое значение имеет широкое распространение в России переувлажнённых земель и болот, которые выступают геохимическими барьерами или ловушками для загрязнителей. Стратегия функционирования российских тундровых, северо-таёжных и болотных экосистем направлена на изъятие из биологического круговорота и аккумуляцию адсорбированных загрязняющих веществ. При несколько заторможенном биологическом круговороте выведение и трансформация загрязняющих веществ идут медленно [55].

Характер и степень устойчивости ландшафтов, представленных на территории России, к антропогенным воздействиям прежде всего определяются климатическими факторами. Преобладание низких температур обусловливает невысокую скорость естественной деструкции загрязнителей в воздухе, воде и почве. 60% территории страны занимают особо уязвимые природные комплексы многолетней криолитозоны, 20% относится к сейсмоактивным районам (в том числе 5% территории подвержено чрезвычайно опасным 8–10-балльным землетрясениям), а почти 20% занимают лавиноопасные территории. Стихийные бедствия могут инициировать экологические катастрофы и усиливать тяжесть их по­следствий. Значительную часть российской территории, особенно в пределах Восточно-Европейской равнины, занимают геосистемы, замкнутые на внутренние водоёмы, что затрудняет «экспорт» экологических угроз за пределы страны.

Крупнейший на Земле массив практически не освоенных, диких земель России рассматривается многими исследователями в качестве стратегического резерва всей биосферы.

60% годового речного стока в стране составляет талый сток — самая ценная часть водных ресурсов мира, поскольку криосфера Земли — наиболее эффективная её «химчистка», где происходит криогенная самоочистка воды.

На территории России сосредоточено большое количество биологических видов (в % от общего количества в мире): беспозвоночных — 10, насекомых — 8, рыб — 14,5, птиц — 8, пресмыкающихся и земноводных — 1, млекопитающих — 8. Среди «восьмёрки экологически доминирующих стран», которые во многом определяют экологическое будущее планеты, Россия выделяется сравнительно высокими показателями биологического разнообразия и степени его сохранности (табл. 1.1).

Таблица 1.1

Биологическое разнообразие
в «вос
ьмёрке экологически доминирующих стран»

Страна

Доля видов растений,от общего количества в мире

Число
исчеза
ющих видов растений

Доля исчезающих видов растений, % от числа видов в стране

Число

исчезающих видов

животных

Россия

9

127

0,56

59

США

8

1 845

9,22

281

Япония

2

704

14,08

79

Германия

1

16

0,64

11

Китай

12

343

1,14

153

Индия

6

1 256

8,37

137

Индонезия

8

281

1,41

242

Бразилия

22

483

0,88

167

Составлено по данным [59].

 

Сроки охоты в России меньше, чем в любой стране Восточного полушария, а регламентация жёстче. В результате этого водоплавающие птицы добываются в основном в западных и южных странах, а рождаются, воспроизводятся и охраняются в нашей стране. Годовая добыча пластинчатоклювых в Западной Европе составляет 8,5 млн птиц против 6,6 млн в Российской Федерации [31].

Хотя доля России в мировом производстве отдельных видов производственных отходов в 2–4 раза превышает её долю в населении Земли, она сопоставима с удельным весом российской территории. Поэтому роль нашей страны в глобальной трансформации природной среды в целом адекватна величине территории, которую занимает государство (табл. 1.2).

Таблица 1.2

Экологически значимые характеристики отдельных стран,
в % к мировому уровню, 2000-е гг.1

Россия

Германия

Франция

Велико­британия

США

Территория

12

0,26

0,42

0,18

7

Лесопокрытая площадь

21

0,25

0,35

0,05

7

Площадь охраняемых территорий

4

0,94

0,57

0,53

13,5

Возобновимые ресурсы речных вод

10

0,2

0,4

0,3

6,5

Население

2

1,2

0,9

0,9

4,5

Плотность населения (мир = 100%)

16

451

231

500

63

Площадь пашни

9,2

0,82

1,32

0,45

12,9

ВВП по ППС

3,3

3,4

2,4

2,4

16,0

Производство электроэнергии

4,9

2,9

2,7

1,9

20,8

Производство электроэнергии на АЭС

6,4

4,1

16,8

2,5

31,4

Потребление энергии

4,4

3,1

2,4

1,8

19,4

Выбросы в атмосферу:

— СО2

5

2,2

0,9

1,2

15

— SO2

6,5

1,6

0,9

1,1

11,9

— окислов азота (NОx)

4,6

1,6

1,2

1,6

15,3

— CО

2,5

0,6

0,4

0,4

7,2

Суммарный полный объём крупных водохранилищ

15

0,03

0,1

0,04

14

Использование водных ресурсов

2,0

1,2

1,1

0,2

13

Объём сточных вод

3,0

1,5

1,3

1,0

23,8

Составлено по данным [19],[26], [46],[60], [61],
[64], [65], [66], [67].

 

«Вещественную» составляющую экологической обстановки характеризуют величина изъятия вещества из природы и объём производственных отходов. Соотношения этих параметров с объёмами промышленного производства отражены на рисунке 1.2. В настоящем анализе мы ограничились рассмотрением промышленности — главной сферы хозяйства, воздействующей на лито­сферу. Сельское и лесное хозяйства, основывающиеся на возобновимых биологических ресурсах, составляют предмет специального анализа. Проанализировано извлечение из недр следующих видов минерального сырья: нефти, естественного и попутного нефтяного газа, угля, урана, торфа, железа, бокситов, меди, никеля, свинца, цинка, серебра, золота, вольфрама, серы, каменной и калийной соли, фосфоритов и апатитов, асбеста, известняка, глины, песка и гравия. В составе блока отходов, кроме побочных продуктов горнодобывающей промышленности, учитывались массовые отходы обрабатывающей индустрии: тепловой электроэнергетики, выплавки чугуна, стали, черновой и рафинированной меди, глинозёма и первичного алюминия, цинка, производства калийных и фосфорных туков, химических волокон, серной кислоты, соды, пластмасс, бумаги и картона. Сведения о газообразных отходах (выбросы CO2, CO, SO2, NOx, летучих органических соединений) взяты из [67]. Водопотребление и сточные воды в анализе не учитывались потому, что вода — самый весомый компонент из всего используемого в промышленности сырья. Поэтому учёт водопотребления и водоотведения в массе всего используемого вещества природы в значительной степени вылился бы лишь в оценку водоёмкости национальных хозяйств.

 

 Эколого-промышленные пирамиды отдельных стран мира

Рис. 1.2. Эколого-промышленные пирамиды отдельных стран мира

При анализе национальных эколого-промышленных пирамид выявляются безусловные лидеры — Китай и США. Именно эти страны в решающей степени формируют эколого-промышленную ситуацию на планете. Россия на этом фоне занимает весьма скромное место. При этом наша пирамида приходится на огромную территорию, а Японию и европейские страны их пирамиды полностью «закрывают».

По соотношению блоков можно судить о степени

экологичности

устойчивости природной среды, которая определяется относительной величиной производ­ственного «язычка», её соотношением с величиной добычи и отходов. Самые экологипрчные пирамиды характерны для Японии, Франции, Великобритании. Российская же пирамида выделяется на мировом фоне высокой удельной природоёмкостью и существенным «отходопроизводящим флюсом». На единицу выпускаемой продукции российская экономика расходует значительно больше природных ресурсов и даёт больше производственных отходов, чем хозяйства развитых стран. Без устранения этих экологических дефектов нашей стране трудно рассчитывать на роль природоохранного лидера планеты. При этом надо учитывать, что относительная экологичность экономического авангарда планеты во многом базируется на импорте природных ресурсов и ассимиляционного потенциала природной среды, в частности и из России.

По величине выбросов загрязняющих веществ в атмосферу в настоящее время в мире лидирует Китай, а среди высокоразвитых стран по величине абсолютных и подушевых выбросов выделяются США. Российские «валовые» показатели по SO2, NOx, CO2 ниже американских в несколько раз. Параметры выбросов европейских стран ниже российских, но в расчёте на душу населения они в целом сопоставимы. Важно упомянуть, что Россия расположена в гораздо более суровых климатических условиях, чем США и Западная Европа. Это предопределяет и больший расход энергии на отопление, высококалорийное питание, тёплые производственные и жилые помещения и т. п., а следовательно, и большие выбросы в атмосферу, и объёмы использования водных ресурсов. Больше энергии требуется и российскому транспорту, обеспечивающему связь на огромной территории, отнюдь не компактной конфигурации.

Российские показатели воздействий на природу, соотносимые с огромной территорией, выглядят благополучными на глобальном фоне. Что касается крупных городов, то, насколько можно судить по разрозненным данным, уровни загрязнения природной среды в российских и зарубежных мегаполисах в целом сопоставимы. Так, в условиях превышения ПДК загрязняющих веществ в воздухе городов в России проживает 65 млн чел., а в США — 53. Но при этом российские ПДК гораздо строже (среднесуточные ПДК NO2 в России составляют 40 мкг/м3 против 100 в США) [44, с. 113]. Содержание свинца в почвах Москвы в самом загрязнённом — Восточном — округе столицы меньше, чем в Стокгольме, в 1,6 раза, чем в Мадриде — в 2,6 раза, чем в Лондоне — в 4,8 раза [37].

Однако нельзя не заметить, что города — эти «паразиты биосферы» — не могут существовать без окружающих их ландшафтов. Состояние природной среды в российских городах заметно улучшают огромные разреженные пространства, полноводные реки, гораздо менее, чем за рубежом, освоенные территории, обширные леса.

За 1990–2014 гг. глобальные выбросы CО2 в атмосферу выросли в 1,5 раза, в то время как доля России в них уменьшилась с 9,4 до 5%. Правда, это сокращение произошло за счёт производственного спада, а не за счёт экологизации хозяйства. Так, в РФ производится 4,9% мировой электроэнергии, но её доля в производстве альтернативной, прогрессивной, относительно чистой энергии составляет всего 0,5%. Если в мире доля «зелёной энергетики» составляет 2,8% (в Германии — 11,8%, Дании — 29,8%), то у нас лишь 0,3%.

Интерес к выбросам именно СО2 в последнее время обусловлен так называемой «парниковой теорией» изменения климата, которая, на наш взгляд, всё же является гипотезой. Но даже если парниковая теория не более чем гипотеза, бороться с выбросами в атмосферу — дело, экологически полезное. При этом в межстрановых сопоставлениях важно учитывать не только эмиссию (выбросы в атмосферу), но и «сток» СО2 — поглощение выбросов растительностью, болотами и др. Расчёты показывают, что чистая продукция фотосинтеза на российской территории (4730 млн т в год) превышает все источники углекислоты, включая источники техногенного происхождения (3564 млн т), на 25% [42, с. 284]. Следовательно, территория России выступает донором кислорода и поглотителем СО2 мирового значения.

В нашей стране более экологичная, чем в мире в целом, структура топливного баланса. В мировом потреблении топлива природный газ составляет 23%, а в нашей стране — более 50%.

Поставками энергоресурсов на мировой рынок Россия оказывает существенную экологическую помощь зарубежным странам, прежде всего европейским. В процессе экспорта нефти и газа, по сути, продаются и российские ландшафты, сильно нарушаемые и загрязняемые при добыче этих ресурсов. Известно, что наиболее токсичные выбросы поступают в атмосферу при сжигании угля, наименее токсичные — при сжигании газа, нефтяное топливо (мазут) занимает промежуточное положение. Замена в энергетике европейских стран угля и нефтепродуктов российским газом позволила сильно сократить выбросы вредных веществ в атмосферу. Справедливости ради отметим, что упомянутая замена сокращает поток загрязнителей, идущий в Россию воздушным путём. Особенности эколого-географического положения Российской Федерации, определяющие её подверженность внешним угрозам, подробно рассмотрены ниже.

По обеспеченности речным стоком Россия занимает 2-е место в мире, уступая Бразилии почти вдвое. Однако, если учитывать только местный сток, т. е. только «свои» ресурсы, соотношение бразильских и российских речных вод составит уже 1 : 0,8, поскольку Бразилия получает из зарубежья треть речного стока. В России в хозяйстве используется лишь 2% имеющихся ресурсов речного стока (в мире — 8%, в США — 19%, Германии — 48%, Бельгии — 108%).

Среди крупнейших водопотребителей мира заметно выделяется «большая четвёрка»: Индия, Китай, США и Пакистан (табл. 1.3). Россия замыкает первую десятку стран, лидирующих по суммарному водопотреблению. Однако она входит в тройку крупнейших промышленных водопотребителей, хотя и сильно уступает лидерам — США и Китаю, где этот показатель выше в 4–5 раз. На водохозяйственной карте мира наша страна отличается высоким промышленным водопотреблением, концентрирующимся в компактных городских ареалах. Это определяет приоритетную задачу водоохраной деятельности в России.

Водоёмкость валового внутреннего продукта России и США весьма близки. Известный специалист в области экологической статистики [11] отмечает: «Утверждение, что российская водоёмкость чрезвычайно высока, не более чем миф. Удельный водозабор на одного человека в США в несколько раз выше, чем в России».

По кратности разбавления сточных вод полным речным стоком (этот показатель отражает возможность загрязнения водных объектов) ситуация у нас почти в 10 раз лучше, чем в США, и в 3 раза лучше, чем в мире в целом [26].

Показательно сравнение качества вод типичных среднерусской и среднегерманской рек — Оки и Эльбы. Концентрации свинца, меди, цинка, хрома в Оке на 40% выше геохимического фона, а в Эльбе — в 3–16 раз выше фона. Международная исследовательская группа признала: «…в целом состояние окружающей среды в (Волжско-Каспийском) бассейне, включая качество воды, лучше, чем в Западной Европе» [3].

Самым загрязнённым морем, омывающим российскую территорию, считается Азовское. Однако даже в нём концентрации пестицидов и полихлорбифенила в мышечных тканях рыб на порядок ниже, чем в рыбе Великих озёр [35].

Российское сельское хозяйство отличается относительно невысокой интенсивностью, что позитивно сказывается на состоянии ландшафтов и качестве продуктов питания. Так, внесение минеральных удобрений на 1 га посевов в мире составляет около 100 кг/га (в Великобритании — 234, в Нидерландах — 310, в Китае — 648), а в РФ — 42 кг/га. По количеству удобрений и ядохимикатов на единицу посевов наша страна и до 1990 г. сильно уступала другим странам. В российских условиях экологические проблемы земледелия были связаны не с количеством применяемых химикатов, а с технологией их использования.

На 1000 га пашни в мире приходится 21 трактор (в США — 26, в Нидерландах — 198, в Японии — 462), в России — 4 трактора. Высокий уровень механизации сельскохозяйственных работ, как известно, определяет высокую производительность труда, но и высокую степень трансформации почвенного покрова.

Наше сельское хозяйство вполне конкурентоспособно с точки зрения экологической чистоты. Распространение ортодоксальными «зелёными» необоснованных утверждений об удручающем состоянии природной среды в России не способствует продвижению отечественного продовольствия на мировой аграрный рынок, где ведётся ожесточённая конкурентная борьба.

 

Таблица 1.3

Страны — крупнейшие потребители водных ресурсов планеты, 2000-е гг.

Место в мире

Страна

Общее
потребление во
ды, км3

1

Индия

646

2

Китай

630

3

США

479

4

Пакистан

169

5

Япония

88

6

Таиланд

87

7

Индонезия

83

8

Бангладеш

79

9

Мексика

78

10

РОССИЯ

77

МИР

3802

 

Продолжение таблицы

Место в мире

Страна

Промышленное потребление воды, км3

1

Индия

220

2

Китай

164

3

США

48

4

Пакистан

32

5

Япония

32

6

Таиланд

32

7

Индонезия

30

8

Бангладеш

17

9

Мексика

16

10

РОССИЯ

16

МИР

760

 

Продолжение таблицы

Место в мире

Страна

Сельскохозяйственное
потребление во
ды, км3

1

Индия

555

2

Китай

429

3

США

197

4

Пакистан

163

5

Япония

83

6

Таиланд

76

7

Индонезия

75

8

Бангладеш

66

9

Мексика

60

10

РОССИЯ

55

МИР

2662

Составлено по данным [67].

 

По масштабам автомобилизации, определяющей транспортные воздействия на природу, Россия, конечно, намного опережает Бангладеш (соответственно 283 и 2 личных автомобиля на 1000 жителей), но пока ещё сильно отстаёт от уровня Германии, Италии, США (более 700 автомобилей). По причине промышленного и транспортного отставания России даже на европейской её части модули аэрального поступления свинца в почву близки к глобальному и на порядок ниже, чем в Западной Европе и Северной Америке.

Для международных экологических сопоставлений интегральным критерием служит соотношение нагрузки (воздействий) на природу и устойчивости природной среды к антропогенным воздействиям. Это соотношение показывает, в какой степени в каждой стране использована данная от природы «ёмкость», устойчивость среды.

Одним из косвенных показателей воздействия на природу может служить производственная нагрузка — величина ВВП, созданного в промышленности и сельском хозяйстве, — на единицу территории. Промышленность и сельское хозяйство — главные хозяйственные отрасли, трансформирующие природную среду, в то время как сфера услуг с экологических позиций в целом более инертна. В России удельная производственная нагрузка в ­50–100 раз меньше, чем в Западной Европе, Японии и Республике Корея (рис. 1.3). На этом рисунке отражены также крупные города — локальные очаги крупномасштабной трансформации природы и выделены ареалы «высокоосвоенной территории», в качестве рубежа которой принимается плотность населения свыше 10 чел./км2. Из рисунка видно, что в России севернее и восточнее линии Санкт-Петербург — Новосибирск освоение территории имеет не «фронтальный», а очаговый характер.

 Производственная нагрузка на территорию в странах Евразии ВВП (по ППС)на единицу территории (тыс. долл./км2)

Рис. 1.3. Производственная нагрузка на территорию в странах Евразии ВВП (по ППС)
на единицу территории (тыс. долл./км2)

Ещё одним из обобщённых показателей антропогенного воздействия на природу является потреб­ление энергии на единицу территории. Этот показатель хорошо отражает ситуацию в развитых странах, но плохо — в отсталых, где главные негативные экологические процессы (уничтожение лесов, опустынивание, деградация почв) осуществляются без применения техники и, следовательно, без так называемой «коммерческой энергии», но только она фиксируется статистическим учётом.

Различают производственное энергопотребление и физиологическое — энергию, используемую на питание человека. В развитых странах физиологическое потребление энергии составляет очень малую долю общего энергопотребления (по нашим расчётам, в США — 2,1%, в РФ — 2,6%), но в небогатых странах эта доля преобладает (в Нигерии, например, 51%, в Чаде — 93%). Показатель общего энергопотребления вводится для того, чтобы привести к общему знаменателю трудно сопоставимые параметры воздействия на природную среду в развитых странах (технологическое «давление») и экономически отсталых (демографическая нагрузка).

Анализ распределения по странам мира общего энергопо­требления (производственного и физиологического) выявляет три обширные зоны дестабилизации природной среды — Западная Европа, Южная и Юго-Восточная Азия, Северная Америка. В пределах обширных зон высокой нагрузки выделяются западно-европейский и японо-корейский ареалы. В них нагрузки на порядок величины превышают даже те, которые наблюдаются в среднем на территории США, Китая и Индии. В России потребление энергии на единицу территории в 40 раз ниже, чем в Нидерландах.

В качестве интегрального показателя устойчивости природной среды предлагается использовать естественную биологическую продуктивность ландшафтов. Экологическое значение биологической продуктивности состоит в следующем. Ряд авторов считает сохранение биоты («не возмущённой хозяйственной деятельностью») главным рычагом разрешения глобальной экологической проблемы. Это положение оспаривается не менее авторитетными специалистами, утверждающими, что этот рычаг не может быть панацеей от всех экологических бед. Однако очевидно, что биота, прежде всего растительность, даже «возмущённая», — важнейшая «очистная установка» планеты.

Обычно выделяют значение растительного покрова для воспроизводства кислорода и поглощения углекислого газа, хотя этими важными функциями его роль на Земле, естественно, не исчерпывается. Величина ежегодного прироста биологической продукции является важным индикатором интенсивности биологического круговорота, которой соответствует и интенсивность самоочищения среды, её способность перерабатывать антропогенные отходы. Растительность — фактор влагооборота, источник питания почв, восполнения их плодородия. «Развитый растительный покров — важнейшее условие устойчивости ландшафта к антропогенным воздействиям. Он противостоит деструктивным воздействиям — солифлюкции, эрозии, дефляции, селям, лавинам» [15]. Помимо средоформирующих, биота выполняет и важные ресурсовоспроизводящие функции, являясь основным источником пищи для человека. В век ископаемого топлива энергетическое значение растительности заметно уменьшилось, за исключением слабо развитых стран. Но глобальный экологический кризис может кардинально изменить ситуацию. Если человечество исчерпает горючие ископаемые до того, как обеспечит безусловную чистоту ядерной энергетики или обеспечит экономическую эффективность возобновляемой энергетики, растительность останется единственным реальным перспективным источником энергетических ресурсов.

По разности вклада в производство биологической продукции, с одной стороны, и роли в глобальном энергопотреблении — с другой, отчётливо выделяются страны — экологические «доноры» и «иждивенцы» (рис. 1.4). Таким образом, и по эколого-энергетическим показателям Россия входит в число благополучных стран планеты.

 Доля отдельных стран в ежегодном приросте биологической продукции и энергопотреблении мира, %

Рис. 1.4. Доля отдельных стран в ежегодном приросте биологической продукции и энергопотреблении мира, %

Рассмотренные соотношения водных ресурсов и водозабора, энергопотребления и производства продукции растительностью, изъятия вещества из природы и привнесения в неё отходов характеризуют «вещественно-энергетическую» составляющую природопользования. Для характеристики другой его стороны — землепользования, т.е. пользования природной территорией как угодьем или ландшафтом, — можно использовать такой показатель, как коэффициент «экологичности землепользования» — отношение площади пашни, т.е. земель, безусловно экологически вредных, к площади лесов — земель, экологически полезных. Известно, что пашня — это наша кормилица, но постоянная распашка нарушает почву, и тогда она в этом случае уже существует по иным, неестественным законам. С урожаем из почвы выносятся питательные вещества, почва истощается, если этот процесс не компенсируется внесением удобрений. Без химических средств защиты растений урожай губят вредители и болезни. С чисто экологических позиций пашня — это неполезные земли, хотя без неё современному человечеству, конечно, не обойтись. Заметим, что для стран аридного пояса, обделённых естественными лесами, где рукотворные оазисы на основе орошаемого земледелия являются очагами жизни, это положение неверно. На рисунке 1.5 видна сильная перераспаханность Индии, США, Китая, Казахстана, Украины. Благоприятные соотношения леса и пашни, наряду с Бразилией и Канадой, характерны и для России.

 Доля отдельных стран в площади лесных и пахотных земель мира, %

Рис. 1.5. Доля отдельных стран в площади лесных и пахотных земель мира, %

Другими показателями экологичности землепользования могут служить:

а) коэффициент естественности угодий — доля в стране особо ценных ландшафтов, к которым следует отнести практически не освоенные, дикие земли;

б) доля загрязнённых земель.

Эти показатели в разных аспектах характеризуют степень сохранности на территории страны первозданной природы. Практически не освоенные земли занимают в России 2/3 её территории, которую без натяжек можно считать уникальным мировым экологическим достоянием и большой ценностью страны (табл. 1.4). В таких странах, как Индия, Япония, Франция, Германия, Великобритания, подобных земель не выявлено. Зато в западноевропейских странах велики доли сильно загрязнённых земель (рис. 1.6), которые идентифицируются по данным дистанционного зондирования [40].

Таблица 1.4

Неосвоенные земли по отдельным странам мира,
%
от площади страны

Страна

Площадь практически
н
е освоенных земель

РОССИЯ

67

Канада

70

Австралия

33

Бразилия

32

Китай

20

США

4

Индия

0

Япония

0

Германия

0

Франция

0

Великобритания

0

Поверхность суши

36

Составлено по данным [62], [34].

 

 Доля земель, подверженных хроническому техногенному загрязнению,в отдельных странах, %

Рис. 1.6. Доля земель, подверженных хроническому техногенному загрязнению,
в отдельных странах, %

Как видим, Россия входит в число экологически благополучных стран планеты, намного (на порядок величины) опережая демографических и экономических гигантов мира — Китай, Индию, США, Японию. Показатели же ведущих европейских стран отличаются от российских уже на два порядка. Эти страны, следовательно, выступают крупными «экологическими иждивенцами» России.

В нашей стране нет безудержного потребительства (хотя, к сожалению, оно начало бурно формироваться), характерного для экономически развитых стран, — одной из важнейших экологических угроз. Культурные традиции нашей страны никогда не связывали счастье со стяжательством, чрезмерным накоплением материальных благ. Нет у нас и перенаселения, от которого сильно страдает природа многих экономически отсталых стран. В то же время для нашего мироощущения характерны пренебрежение к закону, расточительность по отношению к ресурсам, зачаточное состояние экологического сознания [34].

Россия в целом выделяется на мировом фоне наличием источников потенциального риска: ядерное оружие, предприятия ВПК, трубопроводы, газохранилища, атомные и гидроэлектро­станции, химические производства, авиация, космос и т. п. Так, в Российской Федерации, по некоторым оценкам, сосредоточено около половины накопленного в мире обогащённого урана и соответственно примерно половина отходов его обогащения. Россия несёт ответственность за половину антропогенного «космического мусора». В нашей стране находятся очень крупные — в мировом масштабе — зоны радиоактивного загрязнения, локальные очаги сильного химического загрязнения (г. Карабаш и др.). Но в целом вклад российского хозяйства в глобальную трансформацию природной среды не превышает долю страны в территориальных ресурсах Земли, в населении планеты и в мировом хозяйстве.

Российская территория выступает главной естественной «очист­ной установкой» планеты, одним из основных районов компенсации глобальных загрязнений природы, экологическим «донором» многих национальных экосистем. Мир активно осваивает (заметим, бесплатно) «экологический ресурс» России.