Наука и стихийные бедствия

От природных опасностей человечество пыталось защищаться давно; некоторые достижения остаются до сих пор непревзойденными. Однако знания, положенные в их основу, имеют один недостаток — они ненаучны, а потому и не применимы в других условиях. Научный же метод опирается на всеобщие причинно-следственные связи, что позволяет предвидеть различные явления в любых условиях.

Все попытки научного объяснения природы были предприняты греками, в частности Аристотелем (IV в. до н. э.). Однако они не получили развития, поскольку не были жизненно необходимы. Эмпирическими знаниями довольствовалась и средневековая Европа, пополнявшая сведения об опасностях интереснейшими для нас хрониками стихийных бедствий. Знакомство европейцев с другими континентами и цивилизациями в XV— XVII вв. (эпоха Великих географических открытий) показало ограниченность прежних знаний о природе, а промышленная революция подтолкнула к развитию наук о Земле.

Известны две концепции развития природы и общества — катастрофическая и эволюционная. В 1812 г. французский зоолог Жорж Кювье (1769 — 1832) предложил «теорию катастроф» для объяснения изменений флоры и фауны в геологическом прошлом. Согласно этой теории, в истории Земли эпизодически происходили могучие природные катастрофы, которые уничтожали все живое и освобождали место для новых видов животных и растений. Через несколько десятилетий была выдвинута другая теория, эволюционная, обоснованная английскими естествоиспытателями Ч. Лайелем (1797 — 1875) и Ч. Дарвином (1809 — 1882).

Эволюционная концепция была воспринята и гуманитарными науками. В трудах археологов, историков, географов господствует мысль о том, что развитие народов определяется природными ресурсами и условиями, благоприятными для товарообмена. Интерес к концепции катастроф возродился в 70-е гг. XX в., когда ученые осознали возможность социально-экологических катастроф в результате истощения ресурсов природной среды.

Количественным анализом катастроф занимаются математики, исследующие социально-экономические системы или территориальные комплексы населения и хозяйства. Ими доказано, что внезапные скачкообразные изменения таких систем подготавливаются длительными изменениями, а возникают они от слабых случайных воздействий. К числу таких «соломинок, переламывающих спину верблюда», могут относиться стихийные бедствия и техногенные катастрофы. Таким образом, обновленная концепция катастрофизма в отличие от теории Ж. Кювье не отрицает эволюционных форм развития, но указывает, что видимые причины катастроф не обязательно должны быть очень сильными. Кстати, изучением природных опасностей и защиты от них долгое время занимались проектные, строительные и эксплуатационные учреждения, но с начала XX в. стали обособляться отраслевые науки о природных опасностях — сейсмология, инженерная геология, агроклиматология и др. Ученые вознамерились полностью обезопасить общество от природных опасностей. Эта цель казалась близкой, однако во второй половине XX в. вдруг сильно возрос ущерб от стихийных бедствий и других ЧС. Примерно тогда же выяснилось, что потребляемые промышленностью природные ресурсы могут быть исчерпаны уже в недалеком будущем. Специалисты предполагают также, что в ближайшие десятилетия возможно антропогенное потепление климата, которое может существенно изменить условия жизнедеятельности людей. Так возникла проблема устойчивого и безопасного развития человечества.

Наука и стихийные бедствия
Область знаний о путях перехода человечества к устойчивому развитию называется социальной экологией. Устойчивым можно считать развитие, при котором исключены всякие опасности, несущие людям тяжелые бедствия. Опасности бывают трех видов: природные, социогенные (т. е. рождающиеся в самом обществе опасности военного и экономического насилия) и техногенные (аварии на производстве, транспорте и т. п.). Бедствия наносят ущерб. Все виды ущерба подразделяются на социальный (для населения и общества); экономический (для хозяйства) и экологический (для природной среды, биосферы). Виды опасностей и ущерба взаимосвязаны. Так, например, для войны с Англией Испания построила к 1588 г. мощный флот из 130 кораблей — армаду. Для этого срубили столько деревьев, что обширные горные склоны в Испании оказались оголенными. В результате усилилась эрозия почв и земли превратились в пустоши. Так попытка снизить военный риск усилила рост природных опасностей и закончилась экологическим бедствием. А главная цель при этом не была достигнута: сильный шторм на Ла-Манше разбросал испанскую армаду, и она проиграла бой.

Когда в XX в. ученые создавали атомное оружие, они осознавали как возможность радиоактивного загрязнения окружающей среды, так и возможность разрушения опасных технических объектов силами природы. Однако задачи обороноспособности оказались важнее в будущем экологического и природного риска.

Природный риск — это ущерб от стихийных бедствий, вероятный в будущем. Управление риском — это действия по его снижению до приемлемого уровня, но для этого сначала нужно решить, какой уровень риска приемлем. Например, для устойчивого развития территориальных комплексов и хозяйства следует исключить всевозможные ЧС 4-й и 5-й категории тяжести, затем оценить уровень риска и подобрать оптимальные меры его снижения до приемлемого. Обычно риск оценивают на основе прошлого опыта.

Существуют общие закономерности изменения природного риска (о чем свидетельствует исторический опыт), которые происходили и происходят по двум причинам — природной и человеческой. Естественные изменения климата, оледенения, изменение уровня Мирового океана отражаются на распространении стихийных бедствий, поэтому они и запечатлелись в мифах, повествующих о суровых морозах, потопах, землетрясениях на протяжении всей истории разных народов. Долгое время человек совершал действия, которые вели к повышению природного риска. Так, в результате расселения людей и увеличения их численности они оказывались на территориях со все более возрастающим «сопротивлением природной среды», а усложнение технологий хозяйства расширило круг опасных природных процессов и явлений.

Вольно или невольно человечество способствовало усилению опасностей. Например, вырубка лесов за последние 5 тыс. лет привела к изменению речного стока, к увеличению числа наводнений и их мощи, а также к смыву почв на склонах гор и холмов, к иссушению земель иногда до опустынивания. Неправильное орошение стало причиной засоления почв в древних земледельческих районах юга Азии. Крупные индустриальные города создали «факелы» тепла и влаги, в результате чего количество гроз и смерчей в этих местах увеличилось. Сами города превратились в районы массового подтопления зданий и подземных коммуникаций. В XXI в. вследствие ожидаемого антропогенного потепления климата возможен быстрый рост природных опасностей.

Изменяется и отношение людей к природному риску. Этот фактор наиболее значим, хотя и изучен хуже других. Отношение к природному риску зависит от особенностей этнической культуры и от того, какие еще опасности испытывает народ. Важный момент этнической культуры состоит в том, воспринимается природа как союзник или как объект покорения, когда на природу смотрят свысока и к природным опасностям относятся с пренебрежением. Очень важно, считает ли сам народ свое благополучие и благополучие своих потомков главной ценностью или же преобладает стремление отдельных групп населения к индивидуальному благосостоянию. В последнем случае отношение к природному риску менее дальновидно. Подобное невнимание людей к природному риску особенно характерно в последние два века для западной цивилизации.


Буду благодарен, если Вы поделитесь этой статьей в социальных сетях: